Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:

Экстремальное цветоводство


Некоторые люди, не будем показывать пальцем, даже крайне близко прообщавшись со мной несколько лет, уверены, что так идиллично все быть не может, что наверняка я злобная расчетливая сука, беспрестанно признающаяся в любви только с целью втереться в доверие и нанести удар в момент слабости. И поскольку я всего лишь искренняя непосредственная девочка, они не могут меня уличить, считают непревзойденным конспиратором и строят от меня укрепления.

Все это меня ужасно смешит и трогает, и заставляет еще больше любить этих ощетинившихся бояк. Мне очень льстит, что во мне видят гениальную актрису, которая может многие годы готовить удар и прятать злой умысел - зачем мне это надо, они себя не спрашивают, и оттого все еще нелепее.

Радостно в этом то, что это лучшие люди земли и только я одна знаю, как они уязвимы и печальны.

Грустно в этом то, что часто они действительно воспринимают меня угрозой, очень редко бывают со мной откровенны, и мысль о том, что они тоже меня очень любят, пугает их ужасно, поэтому говорят они со мной сухо и мало, прощаются резко, улыбаются скупо и в гости никогда не зовут.

Они сами себя наказывают, как трудные подростки отрицают родителей: мне не нужна твоя дурацкая любовь, мама, я уйду из дома.

Их хочется усадить на колени, обнять, объяснить, что я не монстр и никогда не делаю больно нарочно, что я очень тебя люблю, солнце, правда, и всегда буду любить, расскажи мне, кого ты встретил сегодня, о чем думал и куда закатил грузовичок, что не можешь достать. Я тебе помогу.

Но эти тети и дяди взрослее меня. Если я так сделаю, они решат, что я издеваюсь, и больно укусят в душу.

Мне остается просто любить их издалека и желать им добра. И звонить им самой, и встречать, и скучать, и терпеть оскорбления, и не обижаться, и не ждать, что они позвонят спросить, не задохнулась ли я еще от своего насморка и гриппа.

Любить иных - тяжелый крест. (с) Маленький Принц терпеливо поливает Розу, а она жалуется и гундит; когда Маленький Принц приходит попрощаться, она вдруг извиняется за все и просит уйти, чтоб он не видел, как она плачет.

- Ничего я тогда не понимал! Надо было судить не по словам, а по делам. Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать! За этими жалкими хитростями и уловками я должен был угадать нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще не умел любить.

Антуан де Сент-Экзюпери.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author