Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:

Метаморфозы-превращения

Написала

ПИКАССО: МЕТАМОРФОЗЫ-ПРЕВРАЩЕНИЯ
Попытка эссе

Он начинается по обе стороны от главной лестницы, свивается вокруг тебя бесчисленными обрывающимися нитями чуть толще волоса: это «Метаморфозы» и «Сюита Воллара», Пикассо в венке античного мастера. Контуры переходят друг в друга, творя из героев единое графическое целое; линии текучи, свободны, упруги; Пикассо мыслит будто лентами Мебиуса, наизнанку выворачивая плоскости человеческих тел, но преподнося это как единственно возможную естественность. Ноги бегуний не принадлежат ни одной из них в отдельности – они становятся трехглавой гидрой; глаз стоящего в профиль человека становится глазом стоящего за ним в фас; люди античности мыслили коллективно, отождествляли себя с социумом, и потому Пикассо важно подчеркнуть не индивидуальность черт, а их тождество и общность – герои и мифы обретают способность струиться и перерастать друг в друга; если идти мимо офортов спокойным шагом, они станут кадрами диафильма, в уголках которых, под очерченной рамкой, можно будет разглядеть незаконченные бородатые головы, женские торсы и наброски рук – как будто кто-то пролезает в рисунок с той стороны.

А «Сюита Воллара» - это наоборот: Пикассо заглядывает по ту сторону, вырезая в толще времени прямоугольник размером с рисунок: в эту прорезь мы видим скульптора, его модель и его творения, подозрительно знакомых – они удивленно смотрят на нас оттуда и оказываются альтер эго Пикассо, его подруги, его грез – прошлое зеркально. Миф в «Сюите Воллара» стирается до прозрачности, оставляя лишь главного героя, делая его другом античного скульптора – Минотавр делит с ним утехи, вино и женщин, и буйный нрав его непредсказуем и неукротим, но сними маску – и это окажется «молодой актер, исполняющий роль Минотавра»; метаморфозы в самой сути вещей и понятий. Реальности множественны и необязательны, как наброски. Отождествление, сопричастность. Уравнение с двумя загадками по обе стороны от «равно» – как Пикассо по обе стороны от главной лестницы. Модели смотрят на скульптурные изображения собственных торсов и одновременно в зеркало, двоясь и троясь на рисунках, ибо граница между искусством и жизнью лишь чуть намечена карандашом; в объятиях античного скульптора или Минотавра вдруг оказывается подруга Пикассо, и она смотрит на художника ничуть не смущаясь, ибо в подписи она вовсе не Мари-Терез, а «Мари-Терез, которой грезятся превращения».

Пикассо оставляет реквизитный лавровый венок и начинает рисовать красками: куется ранний кубизм, потомок африканского искусства. На большом стенде написано, что предок заставлял считать ртами и глазами квадратные отверстия на деревянных скульптурках – это подмена истинной формы фиктивной, пластический символизм. На набросках к «Дружбе» и «Трем женщинам» Пикассо заставляет считать разноцветные овалы и треугольники ногами и лицами женщин – кажется, внук действительно пошел в деда, сходство очевидно.

Пикассо оставляет тамтамы и ритуальные одежды и петляет за нами по залам, на ходу переодеваясь живописцем Нового времени: в большом зале над поджидают кавер-версии «Давида и Вирсавии» Кранаха-старшего, «Менин» Веласкеса, «Алжирских женщин» Делакруа и прочих золотых шлягеров мирового искусства; Пикассо оставляет основные мелодии, но накладывает их на собственный жесткий бит, аранжирует, микширует: 10 литографий-перепевок «Давида и Вирсавии» (1. все черное. 2. белое лицо Вирсавии, все остальное черное. 3. белое лицо Вирсавии и грудь служанки, все остальное черное. 4. белое лицо Вирсавии и грудь служанки, Давид вдруг начинает улыбаться с балкона. 5. Давид улыбается с балкона, белое лицо и ноги Вирсавии, грудь служанки) напоминает детские картинки-ребусы «Найди 10 отличий» - то же самое с «Алжирскими женщинами», которые вдруг сбегают от Делакруа, меняются местами и одеждами и начинают творить бесчинства на литографиях Пикассо; девушка на заднем плане из «Завтрака на траве» Мане выгибается квазимодоподобным монстром и никак не может решить, где сидеть – у ручья, у куста или у камней; сабинянки с картины Пуссена «Похищение сабинянок» и они же через много лет с картины Давида «Сабинянки останавливают битву между сабинянами и римлянами» перемешиваются на площади какого-то европейского города, роняют детей и случайно опрокидывают невесть откуда взявшуюся велосипедистку; Инфанта Маргарита Веласкеса синеет и начинает сюрреалистически ухмыляться.

Маленький пионерлагерь для героев великих художников прошлого с Пикассо-пионервожатым: игры, шуточки, загадки. Кто не спрятался, я не виноват.

Он стоит за тобой и смеется, наблюдая за стайками престарелых смотрительниц – волчиц в шиньонах – с лаем набрасывающихся на женщину, зашедшую за ограждение; он подмигивает ассиметричными белками «Фавна», бесстыдными минотаврьими глазищами; когда уходишь из зала, где толпятся пионерки-сабинянки, он стягивает шляпу с пером и идет за тобой до гардероба, заставляя по дороге посмотреть на шедевры розового и голубого периодов. В Пушкинском музее его лицедейства занимают больше трех залов.

В твоей голове отныне – решительно все выставочные площади.
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments