Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:
  • Mood:
  • Music:

Жизнь Бекова


Я знаю, признаюсь я Нелли ночью на кухне, почему меня так завораживают люди, которые не любят меня и никогда не полюбят: я знаю о себе столько мерзостей, что верить можно только этим немногим. Мне такое пишут в почту и говорят в лицо, что я иногда чувствую себя Крошкой Цахесом, который внаглую присваивает восхищение, предназначенное другим; когда я жила на Маяковке, и первую неделю несколько женщин на пять и на девять лет старше меня обращались ко мне не иначе как "кумир", меня пробирало холодным ужасом, что я как-нибудь кошмарно слажаю, и они узнают, что я не Ревизор, и у них будет немая сцена.

Никто ничего не понял, слава Богу, - наоборот, они пишут мне "без вас, Вера, стало пустее и грустнее", звонят и приезжают ко мне; на мои мягкие попытки объяснить, что на самом деле я ленивый девятнадцатилетний моральный урод, которого в этой жизни, по большому счету, интересуют только легкие деньги, собственные ногти и чтобы все отстали - мне пишут смски "как бы там ни - вы хорошая".

Поэтому люди, ехидствующие или хмурящиеся на мой счет, вызывают во мне ужас узнавания своих - вот, они видят.

Это было лирическое вступление.

Моя первая смена - двадцать пять дней с пятого по тридцатое - в четырехкомнатном раю на второй Тверской-Ямской подошла к концу, туда завезли новую партию пионеров; я приехала жить к маме на Сокол. Это очень странный сквот, где много лет жил старый дед, оставивший после себя ужасный старческий запах - что-то лежалое, тлелое, душное, неизменно ассоциирующееся с артритом и пигментными пятнами; мама выветривала его три недели до меня, но он ползуч и всепроникающ. Тут гибельные обои в цветы, линолеум, имитирующий мать-сыру-землю и холодильник, полвека назад сделанный, видимо, из реактивного двигателя. Я живу в комнате, похожей на траншею, рядом с крошечной темной комнаткой-гардеробной, где из стены торчит патрон для лампочки и все исписано свастикой, "Iron Maiden" и - что убивает - словами "прям как в раю" и "а денег все нет".

Вероятно, там мучили подростка-нациста. Моего духовного брата.

Тут вообще прекрасно с мессаджами: сегодня я показывала Полине свою любимую вывеску "ООО "Валенком". Бытовые услуги. Уголок отдыха" - и мы пытались понять, какие именно бытовые услуги могут быть оказаны валенком; а на двери в подъезде у меня написано "люблю тебя слепо" и нарисовано черное сердце; не говоря уж о том, что в доме через дорогу, где идет ремонт в другой нашей квартире, во весь мой лестничный пролет, от пола до потолка, нарисован красно-черный команданте Че.

Тут нет горячей воды и дверь в комнату открывается и закрывается исключительно ударом правой ноги; зато тут есть обетованный балкон. Балкон, да-да.

Вчера ко мне в траншею принесли мой комп и поставили его на строительный козел (строительного козла?), сбитого из досок, заляпанных краской; я чувствую себя поэтом в ссылке.

Здесь еще есть Руслан, и он решительно прекрасен. Руслан рассказывает мне вечерами, что сезон жары в Ташкенте называется "чиля" и в это время невозможно жить; что в центре Ташкента стоит памятник землетрясению 1966 года: фигура бегущего мужчины в тюбетейке, и женщины с ребенком на руках, которая сзади кладет руку ему на плечо - и что в народе он называется "мужик, удирающий от алиментов"; что в армии он был завкамбузом, служил на Камчатке и в гальюн ходил по канату, потому мороз минус сорок и не видно ни зги; потеряешь канат - умрешь.

Они еще пили бормотуху из огнетушителей. Огнетушителей. Прятали там.

- А если б что-то загорелось?

Хохочет в усы и прячет раскосые глазки -

- Нее, там ничего никогда не горело.

Руслан приговаривает "Ты, работа, нас не бойся, мы тебя не тронем" и, передразнивая узбеков, которых зовет бабаями: "Однажды студеный летний пора ишак Магомета ехаль в гора" и "палька-палька, два струна - я хозяин вся страна".

- Вера, а ты знаешь такое произведение - "Жизнь Бекова"?

- Нет, а что за произведение?

- Ну ты что, это же классика, как ты можешь не знать? "Жизнь Бекова - нас имеют, а нам некого".

Он не знает, насколько в тему это говорит: сегодня ровно пять месяцев, как мне некого, и это, черт побери, срок; неутешительный, но многое объясняет.

Что еще?

Мы с Нелли видели ночью на Ярославском вокзале вьетнамку, которая вдруг, заводясь, начала визжать на своего вьетнамца и бить его со всей силы по лицу; это длилось довольно долго, и вьетнамец только уворачивался и ухмылялся. Мы стали обсуждать, за что, интересно, можно бить своего вьетнамца, и идущий рядом кавказец мрачного вида в черной кожанке бросил через плечо:

- Измэниль, навэрное.

- Я не думаю.

- Да измэниль, измэниль.

К нам с Нелли в тот вечер пристал еще вдребезги пьяный юноша в бейcболке Burberry, утверждавший, что
"мы в России всех вертели, вертим и вертеть будем" - и на осторожное возражение, что сейчас в некотором роде все вертят нас, фыркнувший столь презрительно, что стало реально стыдно.

Вообще же я очень тихо живу; в моей траншее можно только спать и смотреть чьи-то грибные трипы в качестве снов, пока солнце не начинает нестерпимо жечь пятку; нужно, вы будете смеяться, писать сценарий фильма, кусок чужого романа и много всего в "Две недели в городе", однако я, кажется, забыла предупредить всех, что совсем не умею писать.

Совсем.
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…