Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Фотоальбом

Вот жаль у меня нет фотоаппарата: я бы сфотографиовала, например, огромный бело-синий курсор на стене дома за рынком: настоящий косой курсор-стрелочку, с точностью до пикселя, просто в половину меня; его как будто Боженька, исследуя в ноутбуке местность, навел на этот дом; а с другой стороны балкон, и мы насчитали на нем восемь белых кошек, аккуратно рассевшихся по перилам, попами друг к другу.

Я бы сфотографировала, как из окна, этаже на десятом-одиннадцатом, психоделической ядовито-оранжевой новостройки торчат два кроссовка на палочках, с высунутыми языками; как будто Тыквоголовый Джек закинул свои ноги-жерди на подоконник и размечтался; я бы щелкнула умилительную старушку в очках на веревочке, которая сидит напротив меня в вагоне метро и, тыча артритным пальцем в кнопку, читает что-то с навороченного наладонника.

Я бы еще сфотографировала трех белобрысых пацанят, лет пять-шесть-семь, которых папа вывел гулять с велосипедами, грузовичками и воплями, - и теперь ловит у лавочки по одному за загривок, как котят, и умывает водой из бутылки БонАква; эти дети утром гоняются у меня под окнами и орут "Я тебя порваю! Порваю тебя!"

Я бы сфотографировала цветы в горшочках на фонарных столбах в моем дворе, и вальяжную, обворожительную корову, лежащую на главном фонтане ГУМа - она раскрашена под лягушку, с пупырышками, с темной спинкой и салатовым брюшком, в очах у нее истома, на голове корона, а во рту золотая стрела, и губы накрашены алым - "а я все чаще замечаю - меня как будто кто-то подменил..."

Я бы сфотографировала маму снизу - сонную, мятую, с облаком нечесаных золотых волос над головой, - когда я стою под балконом и ору: "О прекрасная Брунгильда, будь моей женой!" - и идиотически скалюсь во все тридцать два, а она замахивается на меня воображаемым цветочным горшком, скроив воинственную мину; и ее же, когда она шипит, качая перед котом растопыренной пятерней, и Котя подбирается весь, пучит глаза, шумно выдыхает, начинает ходить туда-сюда и наконец сладострастно вцепляется клыками в круглую белую мамину руку, и мама подскакивает, вопит и радуется - "Вера, он Боец! Боец! Второй раунд!"

Сфотографировала бы свою руку с ногтями, на которые все не наглядеться, и кольцом с семью слонами и слонятами, Любовь Толкалину, тонкую, почему-то почти блондинку, длинноресницую, со скулами, в маленьких шлепанцах и длинной белой юбке, бегущую с пакетами по Охотному Ряду; и смуглого, черноволосого херувима за соседним столиком в "Марракеше" - он закуривает, обняв сигарету двумя сандаловыми пальцами с идеальной лункой, и заглядывает в меню - черные пряди медленно сползают и падают у глаз, берут его лицо в скобки - я бросаю кристальный сахар в пиалу, и он звонко трескается на дне: дзинь-крк-крк.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments