Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Уик-энд на выживание: лытдыбр, часть вторая



В субботу днем Верочке, только что торжественно поклявшейся матери навсегда завязать с алкоголем и мужчинами и посвятить себя учебе и яростному самосовершенствованию, звонит Женечка in_version и очень спокойно сообщает, что Вера сейчас едет с Женечкой и компанией за город седлать параплан, и через час надо быть на Таганской.

Ну, вы же понимаете.

И мама сильно бледнеет лицом, и в метро от доброго Кости приходит смска "da*e esli ubjewsa, prinesi mne ninu simone vo vtornik", и я опаздываю, и валюсь на заднее сидение, радостно матерясь, а в машине меня уже ждут двое в армейских штанах и одна в штатском, и копченый чечил в "волосах", и чипсы, и группа 5'NIZZA на полной громкости.

Брызжет немыслимое солнце, и собаки высовывают длинные морды из-за приспущенных стекол, и недоумевают бровями; а через час уже бетонка, коровы и поля с аккуратным голубым горизонтом по периметру.

Хо-хо; я решаю лететь без инструктора, потому что ежики, чем мы не лошади; я битый час учусь поднимать параплан, учу слова "клеванты", "стропы", "крыло", "подвеска" (страшно ценная вещь; подозреваю, именно поэтому за ними так охотились Д'Артаньян и три мушкетера) и выражения "правую руку! ДРУГУЮ правую руку!"; у меня болят плечи и большие пальцы, я напоминаю себе страуса из мультика, которого учили летать - "ноги... крылья... главное - хвост!"; и инструктор улыбается мне плотоядно и разговаривает со мной, томно понижая голос, как в новостях:

- Вера?

- Павел?

- Вера?

А потом я уже стою на старте в шлеме, ко мне пристегивают трос, и вот почему-то впервые становится не смешно; я бегу, параплан кренится и выскальзывает, я падаю в траву, срываю себе ноготь на большом пальце и поднимаюсь отчего-то испуганная; мне что-то объясняют, но я думаю только о том, что ноготь не отрастет еще месяца два, как жалко, а в это время я уже отчаянно бегу, взлетаю и вижу, продолжая беспомощно болтать ногами, как земля резко падает вниз, вниз, вниз.

И Павел что-то нежно лепечет мне в рацию, а я вишу как глупый окорок в джинсах, в нескольких сотнях метрах над землей, выше любых возможных крыш, и мне так тотально, панически страшно, что я не могу вздохнуть легкими; я отстегиваю трос, и он медленно, плавно, как длинный стебель, падает вниз, и я понимаю, что если сейчас упаду как он, то больше никогда, никогда не увижу маму.

Зато увижу вот это небо, и эти перистые, и вот это озерцо, маленькое, как стекляшечка; думай об этом, Вера, это не самая плохая смерть, тут перелески, и люди, и бетонка, аааа, бетонка, бля, я не хочу на бетонку, -

- Вера, если тебе хорошо, постучи себя по шлему; по шлему постучи, Вееера!

И я стучу себя по шлему, как маленькая заведенная куколка, и послушно дергаю то правую, то левую клеванту, и снижаюсь, и захожу на посадку, и блаженно вспахиваю коленями бурьян - ббух.

А потом приходит ангел Женечка и сворачивает мой параплан, и мы сигаем с ним через канавы, и я понимаю, что я, черт подери, супербизон.

И уже с полным правом, как посвященная, хожу среди этих фанатичных Икаров в шлемах, кушаю колбаску, фотографируюсь, любуюсь закатом и пью мятную газировку; счастье, счастье.

А потом высокий блондин в подвеске теряет стило от своего наладонника, и я спрашиваю, что мне будет, если я его нашла, и выторговываю еще один полет; ха-ха; но уже в следующий раз, и мы пакуемся, откупориваем портвейн и уезжаем в чернильных сумерках, под сумасшедшего Лагутенко; самое главное на большой скорости, на неровной дороге - поймать горлышко бутылки губами и сильно вцепиться, не выпускать; Женечка тоже ломает ноготь, и по приезде мы устраиваем показательные девочковые рыдания; а потом еще долго пьем портвейн, бомбардируя друг друга скабрезными стишочками; провожать нас высокие блондины выходят, играя в Суперменов, подиумных моделей и лидеров движения "Мужчины в трусах" одновременно - просто дефилируя по улице в женском купальнике поверх армейских штанов.

Дома мама глухо материт тебя в подушку; ты желаешь спокойной ночи и засыпаешь счастливая.



Утром в воскресенье мне снится некая красногубая женщина Епифания, жена какого-то известного рокера, страшно экзальтированная, готическая тетка (причем как в телепрограмме - фотографии в детстве, в молодости, в настоящее время, с детьми) - она прогоняет брекетастую девочку-интервьюершу и хочет говорить только со мной, причем ей нравится писать, и я вывожу на бумажке "Что страшнее всего?", "А Вы читаете своим детям сказки?", а за окном висит огромный плакат с надписью типа "Всегда голодная, как Верочка", и я во сне с ужасом понимаю, что вот, наконец-то стала брендом.

Потом просыпаюсь, мужественно преодолевая боль во всех мышцах одновременно и беспощадный абстинентный синдром, и сажусь читать Освальда Шпенглера, когда вдруг раздается телефонный звонок, и девушка на том конце провода, тщательно подбирая слова, просит "а позовите, пожалуйста, девушку, которую зовут Верочка".

- Нино!!! - ору я, и великая певица Катамадзе хохочет в трубку и зовет выпить кофе.

И знакомить дома с Датучей, режущимся в компьютерную игру, и кормит тортиком, и поит свежевыжатым соком, и рассказывает про тбилисских детей, про своего кота, которого зовут Пиа ("У нас разделение - он Пиа, я Нино"), про то, что в музыке не должно быть "я" и про то, что в грузинском языке нет глагола "думать" - есть заимствование из арабского, обозначающее одновременно "думать" и "тратить время зря"; есть глаголы "мыслить" и "мечтать".

Ооо. Верочка немедленно обнаруживает в себе внутреннего грузина. И любуется, потому что у Нино глаза виноградные, и она закусывает губу, когда смеется, и от нее такое сочное ароматное сияние, что кажется, можно нарезать ломтиками.

Вот.

И возвращается к Шпенглеру, и покупает интернету, потому что нет больше сил, столько всего напроисходило.

И завтра снова в школу, а пол неметен, сусек нескребен, колобка некому пекти.

И засыпает, счастливая, как никогда.
Tags: Женечка, Нино
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…