September 16th, 2003

Пузырьки

Сегодня на подъезде к дому Эстетки, стоя в коричневом пальто на трамвайных путях, вдыхая опускающиеся теплыми слоями на город сумерки, впервые за ооочень долгое время поймала себя на мысли, что в данный конкретный момент моей жизни делаю именно то, чего больше всего хочу. То есть поймай меня, тряхни за плечо, загляни безумно-исступленно-искренне в глаза и спроси: "Девочка, чего ты больше всего хочешь на свете?"
Хочу ехать к Трепе. Здесь, сейчас и во-веки-веков-аминь.
А у нее для меня лунные пейзажи с журавлями-кранами на горизонте, последний, наверно, теплый ветер за этот год, чистое полотенце с футболочкой и мятный чай. Это лучшее, что могло со мной случиться во всей моей бессмысленной, по большому счету, жизни.
Девиз последнего дня и, видать, всей предстоящей недели - Колобок не умрет никогда. Я сбежала от матери, посылающей проклятия мне в спину - глупая, я же совсем уйду, не жила три дня дома, вернулась на сутки, получила три подряд жбана ее невысказанного одиночества на свою голову, я же правда уйду совсем, моя любимая дряхлая голубка - сбежала от кучи людей, цепляющих меня хищными щупальцами телефонного провода, сбежала от...
Я и от тебя уйду, если мне останется также медитативно-не здесь-хорошо. Да-да, от тебя, не оглядывайся и не считай моих френдов.
Только эта девушка останется со мной навсегда, потому что - судьба.
Интоксикация людьми. В лучших традициях. Теперь я лежу на дне и длинной струйкой пускаю легкие пузырьки. А люди чеканят шаги по берегу и кричат мое имя.
А меня нет. Только переливчатая толща воды перед распахнутыми ввысь очами.
Господи, как хорошо...