October 21st, 2003

Пора...

Умереть этой порой - осенеющей, осеняющей, безнадежной, - выйти из дома под чужие чьи-то холодные слезы, просеянные мелким ситом, запрокинуть голову в далекую и вечную серость - серую вечность? - да не вернуться...
Мы в сотый, в миллионный раз на этой земле - в первый раз, наверно, эта осень была совсем как тихое сумасшествие, а теперь, возвратившись в миллиардный раз к тебе в сердце, она уже ни во что, ни во что верит - забудь... И как-то больнее все, щемяще - не томно так, саксофонно грустно, - а аж до внутренних кровотечений, до опухших глаз - бес-прос-ветно... Бездонно так, оцепенело, кладбищенски, слышишь, - без-воз-врат-но...
...Она дает тебе денег, песен, дорог - бери, властвуй! - а сама бесстрастно и зловеще, как потреты без лиц, через коктейльную трубочку вытягивает твою пульсирующую, бессонную душу - глоток за глотком, месяц за месяцем... Осенью умирают, потому что - больше просто нет сил...
...И лежать так - мертвой птицей, руки разметав по мокрому асфальту, впервые уместив целое ледяное небо в одном только взгляде, отравившись этой острой, ядовитой, пронизывающей, чистой, как горный хрусталь, свободой - д о д н а...
Она возвращается, чтобы сказать - пора. Она идет за тобой по улицам, хлещет тебя колючими ветками по лицу, ввинчивается сквозняком в окна, чтобы выстрелить мыслью - на что же ты еще надеешься, дитя мое?..
И бежать, плакать, звать, беспомощно разрубая руками воздух - неужели, Господи, ну за что, я же, я же - задыхаться, падать, прикасаясь разгоряченным лбом к влажным губам ветхих продрогших стен, слышать, как в ушах барабанят в тамтамы - и чьи-то голоса, голоса, обрывками фраз, осколками интонаций, но все - одним длинным приговором - пора, пора...
Чего ты ждешь, дитя мое?... Разве тебе не хочется прекратить эту боль?...
Осень - это когда лопается атмосфера, и тебе под ноги валится целая груда параллельных миров - черными дырами, звездами, огненной пылью... А ты носишься по замкнутому искаженному пространству собственной жизни, загнанная внутрь кривого зеркала - и когда рассветы становятся безрадостны, как затяжная болезнь, - тогда она чуть трогает тебя за плечо на улице и, не давая обернуться, шепчет:
Кажется, настало твое время, дитя мое...
И - выдохом, скалой, с грохотом обрушивающейся с плеч, запахиванием век после напряженного труда - и правда настало, ваша светлость, и правда настало...
Осень - без обратного билета, без права попрощаться. Еще секунду назад ты вышел из дома и, задрав башку, ловил капли кожей - а теперь, гляди, под тобой целый город с высоты птичьего полета, даже с чьим-то кукольным телом, брошенным на асфальте в твоем пальто...

Пора. Пора.
  • Current Mood
    cold cold