December 7th, 2005

Декабрь - в ассортименте


  • Девушка вчера, рядом с киосками у парадной лестницы на журфаке, распаленно:

    - Я ему написала: Челси хорошо сыграли (я не смотрела). Я ему написала: наш план провалился, потому что Брэд Питт и Анжелина Джоли поженились! Я ему написала: ну блядь (без мата!) и где ты? Я ему написала смайлик - "целую". И еще написала, - торжествующе, - "проснется совесть - позвони!"..



  • Лохматый тянется через меня, чтобы переключить что-то в компьютере - он подсоединен к телевизору, мы смотрим кино. Перегибается, и я начинаю отчаянно стучать его по попе, со всей силы.

    Замирает. Садится. Понижает голос:

    - Верочка. Ты не хочешь немного рассказать о себе?..



  • Моя прекрасная тетя-психотерапевт по совместительству еще астролог и кандидат химических наук. Мы сегодня с ней обсуждали корпускулярно-волновой дуализм. Это фотонный луч, если вы помните: фотон одновременно является и частицей, и волной, и его невозможно отследить в каждый конкретный момент времени - если он не двигается, он не существует.

    - Так вот, - я на третьем курсе это поняла: человек - частица, душа - волна.

    Без движения - ни того, ни другого.



  • В троллейбусе до Варшавской едут маленький мальчик лет пяти-шести в шапке с помпоном и его молодой отец, пьяный, как говорит vorontsova - совершенно лыконевязуемый.

    Папа: Да, Новый год, блин, и теще надо что-то покупать... И у тебя день рождения скоро... Мама-не-горюй... Ты чего на день рожденья хочешь?

    Сын: Мы тут подумали с Настей, нам даже можно одного на двоих, такая игрушка, - показывает пальцами, - ходит, смеется, поет. Танцует.

    Папа: А дорогая небось?

    Сын: Я не знаю.

    Папа: Мне ж мама твоя не дает ничо.

    Сын: Надо у Насти спросить, Настя точно знает.

    Папа: Неее, я стоко денег на игрушку тратить не буду. А у тебя двадцать первого ведь день рожденья, да? Дааа... Ты у меня двадцать первого родился...

    Сын: Пап, он такой классный, пощекочешь - смеется!

    Папа: Смеется...

    Сын: Ну он такой, знаешь, в такой коробке!

    Папа: Нет, это мы с тобой вместе придем, и ты выберешь.

    Сын: Он по-английски до двадцати считает!

    Папа: До двадцати? А я только до десяти умею. (растопыривает пальцы) Эйт, найн, тен.

    Сын: Найн, тен, елевен! А я до одиннадцати!

    Папа: Угу.

    Сын, тихим восторженным шепотом: А он - до двадцати!..



  • Чуковскую подстригли, она как майская роза, я не видела ее неделю, я скулю и рвусь обнимать ее на людях; Чуковская строга и требовательна к действительности, все критикует. При этом первое, что она сообщает тебе по телефону в ответ на

    - Здравствуй, счастье мое!

    - Вера, я в ужасе! Снегг применил к Дамблдору авадакидавру! Ты представляешь! Я тут на шестьсот девятнадцатой странице, вся трясусь!

    Это как я приехала однажды к ней, опоздала, а она стоит в центре зала на Баррикадной, на каблуках, губы накрашены, книгу к груди прижимает, - а в глазах прямо мир рушится, и слышно даже, как громыхает, падая.

    - Вера! - и губа трясется.- Митя Карамазов! Ты уже знаешь, да, что произошло?..

    - Я не читала.

    - Вера! Прочитай! Это ужас что случилось!..

    А вчера идет, гордая, недовольная, а в нише на станции метро "Парк Победы" целуется парочка.

    Чуковская скользит по ним взглядом, презрительно цокает язычком и выдыхает:

    - Господи, антисанитария какая!..

    Она иногда говорит-говорит, возмущается, пышет пламенем, и тут вдруг замолкает, пытаясь сформулировать, и прямо видно, как слова накапливаются внутри и начинают давить на глаза - они и так по блюдцу, а тут она еще выкатывает их и становится прямо богиня праведного гнева. Ну, треть богини.

    - Ненавижу, когда со мной несогласны! Прямо вот - не выношу!..

    У меня, конечно, сугубо интимное что-то к Чуковской. Я мечтаю удочерить ее, посадить на шкаф, и чтобы она повелительно дрыгала оттуда ногами и вещала:

    - Это все глупости ты говоришь! И не спорь со мной!..



  • На семинаре по отечественной журналистике, девушка заглядывает в список:

    - А вот моя подруга из тринадцатой группы просила у Вас узнать, что ей надо делать.

    Минаева, ироничная, прекрасная: А как фамилия?

    Раскрывает, проводит пальцем по графе напротив фамилии: там только одинокий крестик посещения за весь семестр.

    Невозмутимо: Ей? Ну, видимо, харакири.



  • Боич, грустный:

    - И мы уже договорились, что я куплю у него телефон. А потом я прихожу к нему и говорю - ну? А он, оказывается, телефон своей женщине отдал в обмен на трусы.

    - То есть в обмен на секс?

    - Нет! Просто он ей телефон - она ему трусы.

    Гро, умиленно: Боич, хочешь, я тебе свой отдам? Он старенький правда, но он звонит! - и тянет ему свою раздолбанную Nokia 5100, в архиве которой, к слову, лежат все до единой мои смски двухгодичной давности.

    Боич, печально и гордо: Нет, свою мечту проктолога ты себе оставь. Мне не нужен резиновый и с фонариком.



Так и живем.