February 3rd, 2006

Дребеденьги

Сказать, что мне до ужаса хочется на Снежное шоу - это просто ничего не сказать.

Как бы научиться так щелкать пальцами, так непринужденно и мелодически выверено, чтобы из воздуха сразу выпадало двести баксов. Кинематографично переворачиваясь в воздухе и приземляясь с глухим хлопком - штх, штх.

Не каждые два часа, нет, мое имя не Скрудж МакДак, у меня есть немного хорошей одежды и косметики, вдоволь прекрасной музыки; мне бывает ужасно зло из-за денег всего в трех случаях - когда он послезавтра уедет, и ты этого еще год не увидишь; когда у близкого день рождения, а ты несешь воздушный шарик; и когда так все достало, что хочется взять и через четыре часа быть уже в Шарме. Или Киеве. Или Лондоне. Иначе свихнешься.

Я не сумасшедший шоппер, не одержимая glamourous, не практикую понтозакидательство; складывать пальцы так, чтобы воздух исторгал две небольшие зеленые бумажки с характерным кассовым скрежетом, мне нужно будет всего пару-тройку раз в месяц.

Работать, да-да, я помню; я умею. Но работать - это совсем другие материи, поверьте; это чтобы есть, пить и мама не орала.

Мне нужны карманные на мелкие чудеса.

Но в этом смысле у меня генетически неправильные пальцы. Ну, то есть по-другому работают. Некоторые щелкают - и деньги; а я щелкаю - и слова.

Это взаимоконвертируемые вещи: у "Браво" была когда-то песня про

Стало холодно
В Стране цветов
Там, где золото
Дешевле слов.

Просто - да. У нас все наоборот: слова плохого качества наводнили рынок и обесценились. У нас дикая инфляция.

Слишком низкий курс.