November 21st, 2006

Настольный теннис


  • - Вера, мне кажется, для похода в театр ты одета чуть-чуть неуместно.

    - Но это моя выходная тельняшка!..



  • Пытаюсь как-то ласково попрощаться в аське с товарищем, подыскиваю словцо.

    Забиваю в Google "нежное обращение".

    Мне выпадает "сборник материалов по истории денежного обращения".

    Жестокий, жестокий мир.



  • Придумали название для эротического фильма ужасов.

    "Отщепенис".



  • Бальзак говорил, что настоящего журналиста никто никогда не должен видеть за работой.

    Я таки виртуоз.

    За работой застукать себя не могу даже я сама.



  • Выстебываю товарища, издеваюсь всячески, при этом наворачивая макароны, которые он мне же и приготовил.

    - Нет, Вера, вот это уже перебор.

    - Ты прав, чувство юмора иногда изменяет мне. Я подозреваю, что с Бергером.

    - Оу, оно у тебя бисексуальное?

    - Ну.

    - (просияв) Так вот почему оно ко мне-то цепляется!..

    Откладывает вилку, встает, подходит и наклоняется почему-то к моему животу; понижает голос:

    - Даже. Не. Думай.

(no subject)

Канал Культура приезжал только что в гости, делать обо мне короткий сюжетец.

Такие трогательные.

Как-то камеру вообще перестала замечать, трещала обо всем на свете, корреспондент Маша вскидывала брови и улыбалась, была похожа на человека, напоровшегося на золотую жилу; это ж вообще счастье, сидеть у себя в комнате у полки с мягкими игрушками и рассказывать о себе и том, чем ты занимаешься, про состояние современной поэзии в целом, тематике, реалиях, интернете и всяких подобных вещах, пошучивать, кривиться гримасками - и видеть при этом, что человеку правда интересно, и он даже снимает это для государственного канала.

Самолюбие урчит ублаженно, как пес, которому чешут живот.

Хорошего вторника.