January 4th, 2007

Show Must Go On

Одесским админам верить нельзя ни в коем случае: он якобы записал мне два диска фотографий и видео, содрал двадцать гривен, но диски чисты как моя совесть, а я таки стерла несколько полуминутных роликов про то, как Мариночка в поезде, залитая солнцем, дрыгала ручонками, как нам дарили розы у вокзала, как мы шли к морю.

(Фотографий все равно четыреста штук, а видео шестьдесят роликов, у меня зверская интуиция, красивые мужчины за компьютером исключительно декоративны, особенно третьего января; но жалко, так жалко - это потому что были дни такого нестерпимого счастья, что каждая секундочка на счету).

На Киевском вокзале, сразу при выпаде на платформу, позвонила Эльвира Павловна и сообщила, что она в Москве. Почему у вас ничего не коротит в домах, когда мы обе уже здесь - так это потому что мы еще не встретились и не накатили по первой; но я вас честно предупредила.

Уезжали в такой безумный дождь, что с нас в купе натекло, и до сих пор все мокрое; я зато теперь имею сорок новогодних смс в телефоне и разговариваю чисто как Беня Крик.

- Таки Ви так сильно разлюбили жизнь, что не считаете нас за 'гусских девочек? - спросила я у продавщицы, поцокавшей на Катько, что мы явно не из Москвы, - так Ви думаете, шо таких делают где-то исчо? Да мы москвички кореннее самых Ваших зубов.

И продавщица всхлипнула, вышла из-за стойки и обняла меня как родную.