March 14th, 2007

Хиханьки

Благодать покинула мой отель - в нем отрубили сеть и не включают. Я сбежала в Наама Бэй, тут все побыстрее, и на клавиатуру наклеены кусочками пластыря русские буквы, очень смешно; но это самое пекло, ребята, это узкие улочки и лавчонки, ни одного европейца, никто меня не спасет, если что.

Они могут звонить в пять утра прямо в номер, вычислив его по балкону. Ох ты гой еси, мое прайваси! Я говорю в трубку "What the fuck?! Иди спи, сволочь!" - но это не остудит их пыла. Кипящая смола?..

Мой высокий и статный, последняя стародевическая отрада моя; заходишь в столовую и глазами начинаешь искать его невольно, а он это видит, зараза, и торжествует; вечером надевает кожаную куртку, становится весь из себя Призрачный Гонщик, может пройти мимо меня, сидящей у бассейна с книжечкой, спросить "Почему одна?", взять мою ладонь и по-свойски отсыпать в нее немножко тыквенных семечек.

Его зовут Yasser, я кричу ему "Yes, sir!" и беру под козырек; он смеется.

Я бы вышла за него, но он взвоет же и сбежит. Я же знаю.

Я устаю понемножку, мне домой бы уже; но вот сегодня только половина отдыха. К. пишет мне гомерические смски, есть девушки, которых угадаешь по первой фразе, даже если не определится номер - "Выпила паленый йогурт - больше не принцесса"; "отказала тут одному с роскошным букетом - решила не портить карму. Его." К., я тебя люблю очень, я это прилюдно заявляю.

И еще вот - никогда не пишите стихов на голодный желудок. После ужина в отеле они покажутся вам гнилым декадансом.

На самом деле все не так и плохо, правда же. )