August 7th, 2008

Белое сухое

- Нет, а звонить-то ему было зачем?

- Это бутылка белого из меня позвонила, хон.

- И о чем вы говорили?

- Мне вызвать ее на спиритический сеанс?



(c) 4uzhaya

Всякое


  • - Итак, выступает Заслуженная... кара Российской Федерации Надежда Кадышева!..



  • Шерлок Поплохолмс, Доктор Целоватсон & ВИА The Champions.



  • Мама: А скоро я совсем старая буду, и ты не захочешь со мной общаться.

    - Я и сейчас-то.

    - Ты же не любишь все некрасивое; а я в морщинах буду, толстая, с клюкой и без зубов.

    - Да уж, не обижайся, если я перестану брать трубку.

    *минутное замешательство*

    - Я тогда все деньги зарою, умру и не скажу тебе где.



  • - Не так уж и много геронтофилок среди красивых девушек.

    - Брось, Буса, ты отлично выглядишь для ста пятидесяти.



  • Йован: Занимается человек, скажем, нефтью, или, не знаю, цветными металлами. И вдруг решает Вложить Деньги в Интернет. Ну, не он один решает, а - сколько их там в одной сауне может поместиться?.. - человек пять.

Eduardo

Гордон Марвел

Это Гордон Марвел, похмельем дьявольским не щадимый.
Он живет один, он съедает в сутки по лошадиной
Дозе транквилизаторов; зарастает густой щетиной.
Страх никчемности в нем читается ощутимый.
По ночам он душит его, как спрут.

Мистер Марвел когда-то был молодым и гордым.
Напивался брютом, летал конкордом,
Обольщал девчонок назло рекордам,
Оставлял состояния по игорным
Заведениям, и друзья говорили – Гордон,
Ты безмерно, безмерно крут.

Марвел обанкротился, стал беспомощен и опаслив.
Кое-как кредиторов своих умаслив,
Он пьет теплый Хольстен, листает Хастлер.
Когда Гордон видит, что кто-то счастлив
Его душит черный, злорадный смех.

И в один из июльских дней, что стоят подолгу,
Обжигая носы отличнику и подонку,
Гордон злится: «Когда же я наконец подохну», -
Ангел Габриэль приходит к нему под окна,
Молвит: «Свет Христов просвещает всех».

Гордон смотрит в окно на прекрасного Габриэля.
Сердце в нем трепыхается еле-еле.
И пока он думает, все ли это на самом деле
Или транквилизаторы потихоньку его доели,
Габриэля уже поблизости нет как нет.

Гордон сплевывает, бьет в стенку и матерится.
«И чего теперь, я кретин из того зверинца,
Что сует брошюрки, вопит «покаяться» и «смириться»?
Мне чего, завещать свои мощи храму? Сходить побриться?»

***

Гордон, не пивший месяц, похож на принца.
Чисто выбритый он моложе на десять лет.

По утрам он бегает, принимает холодный душ, застилает себе кровать.
Габриэль вернется, тогда-то уж можно будет с ним и о деле потолковать.


14 июля 2008 года