September 16th, 2008

Eduardo

Так как-то

В последнюю ночь мы поехали, конечно, на улицу Патпонг, смотреть на тайских go go's и трансвеститов, и там насмотрелись такого, что красавица Катя плакала на улице, зажимая рот ладонью, мотала головой и плакала, - ну, они там стреляют пинг-понговыми шариками из, эээ, лона, по пьяным европейцам, уворачивающимся, и открывают бутылки, тоже, в общем, без помощи рук, крепкие такие, коренастые, круглозадые тайки, рабочие лошадки; еще мы видели мальчиков в стеклянном кубе, имитирующих секс, и мальчиков на подиуме, на которых глазели пожилые и сальные тайские геи; там еще вывески такие - "Dicks bar", "Pussy show", так трогательно, мол, вот, заходите, гости дорогие, чем богаты, тем и рады; девочки жались друг к другу, Миша просил еще пива, а я хохотала - если это дно жизни, то оно да, воняет, тесное, грязное и густонаселенное, торгуют одновременно жареной рыбой, футболками и шлюхами - но нет, совсем ничего инфернального, чистый бизнес, у них ни скорби на лице, ни похоти, их не жалко и не хочется - они работают, и ты либо плати, либо вали побыстрей.

Я прилетела домой в футболке и сандалиях, Сережа Гаврилов встретил меня в аэропорту и обернул в свое пальто, здравствуй, Полозкова, добро пожаловать в ад; две страны за неделю, три отеля, четыре часа разницы во времени, шесть ужинов с пятью сменами блюд, два спа-салона, один сад орхидей, одна яхта, один Чайнатаун, один арабский квартал, одна минута с банкой, полной мертвых мышат, в руках, в китайской аптеке, при изучении средств для увеличения потенции, один леопард на расстоянии полуметра и два трахающихся тайца на расстоянии метров двух, четыре перелета, пятнадцать новых людей, сорок визитных карточек в сумке - и я ничего не могу рассказать, кроме "круто было" - было и вправду круто, чего уж там.

Послезавтра я еду в Одессу, а в конце октября, если все срастется - сначала в Париж, а потом в Индию.