September 10th, 2009

Eduardo

Ново

Летела с бабушкой восьмидесяти двух лет - вскрывала ей еду в пластике, потому слишком туго запечатана для артритных пальцев.

- Дочка 52-го года у меня. Сыну 48. У сына нет детей - в армии был, облучился - у дочери внучка, у нее уже тоже дочка, они в Испании живут. Испанцы малорослый народ. Дочь в лесу живет, тридцать километров от Москвы. У нее участок. Все деревья посчитаны, ничего спилить нельзя. Я там жила три месяца. Выходила утром на крыльцо под крышу. Сидела. Собака приходила и прямо к ноге. Ластилась. А тронуть нельзя - не дается. И если дома есть кто - не подходит. Не признает.

Мама! То, что мы с тобой ошибочно приняли за старость - это просто хронический недосып. До старости тебе еще два с лишним десятилетия.

***

Гениальный интуитивный английский в бегущей строке под расписанием рейсов в "Толмачево". "There are two parking in airport. One - opposite international air terminal. Another - opposite domestic air terminal."

***

Я живу на двадцатом этаже гостиницы - невероятно - "Новосибирск". Под держателем для гостиничной карты-ключа подпись "Main Switch". Из сорока каналов только один эротический. Но русский, и за всех актеров поэтому немного неловко. По ночам холодильник дергается и всхлипывает так, словно кто-то чайной ложкой мелко-мелко скребет по дну баночки с йогуртом.

***

В Новосибирске солнце, и я хожу в майке, подаренной Рыжей. Мы едем на мероприятие под названием "Путь фрика: неформат, нишевая культура и новаторство" - его ведут Сапрыкин с Дзядко и модерирует Калужской. Я в эпицетре новаторской мысли, йе. Я только и делаю, что чувствую себя хорошо.