September 17th, 2009

Двадцать восемь - шапки оземь



4uzhaya

Моя родная, нежная, острая на язык, ослепительная, несносная, бескомпромиссная, многоликая, маленькая, дикая, веснушчатая, боевая, не знающая меры, тысячеваттная, любимая рыжая подруга. Да, да, ты, которая умеет изображать хорька смешнее хорька, едет в Углич погоняться на машинах с друзьями - и случайно выходит там замуж, полгода по телефону наставляет на путь истинный любимого мальчика своей подруги, которого ни разу не видела, гоняет обезьян в Эквадоре, скупает мне звонкие браслеты и ремни в Индии, Мексике и Израиле, чистит мне семечки в номере гостиницы на Дерибасовской, в Одессе, раскладывая чищеные на голом животе, вещает с балконов в сползающих полотенцах, садится между моих колен на желтом "банане" в Черном море и хохочет, уворачиваясь от брызг, забирается говорить на стол, ездить - за руль джипа и жить - на верхние этажи, чтобы ее было лучше видно, распевает Go Down Moses в караоке и просто так, возит меня к врачам и сама мужественно задирает рукав для капельницы - при условии, что я рядом и буду смешить, чокается со мной на тайных выступлениях знаменитых друзей, устраивает благотворительные концерты, строит одновременно собственный дом, конно-спортивный комплекс, детский хоспис, десяток безалаберных друзей и счастливый брак, спихивает меня коленями с кровати во сне, читает стихи, посвященные ей, со сцены в театре так, что у меня замирает сердце, пленяет, осаживает, спасает жизни детям, считавшимся обреченными, впрягается за всех, кого знает больше пятнадцати минут, занимается верховой ездой, управлением малой авиацией, альпинизмом, танцами, дизайном, спортом, сексом и мелкой бытовой магией, умеет заговаривать боль и зубы собеседнику, работает музой-многостаночницей, вдохновляет людей на фотографии, стихи, песни и подвиги, никогда не врет, не отступает, не принимает контраргументов и возражений - мое святое помешательство, мое легкая портативная родина, моя Пеппи, слушай сюда: ты лучшее, что происходило со мной в этом году, хотя этот год дался тебе тяжелее всех предыдущих; если бы не ты и твое потрясающее неравнодушие, не было бы ни единого человека, кто мог бы по одному слову из трубки определить, куда ехать и от чего спасать. Так вышло, что чем больше гибельной черноты нам приходится разгребать по пути, тем неразлучнее мы делаемся; говорю тебе честно: с тобой ничего не страшно.

Люблю тебя, детка. С днем рождения.



(c) 00521