September 19th, 2009

Детка

Кто этот мальчик?




Это Josh Beech, ему 22 года, он родился в Южном Лондоне, он на сантиметр выше меня (185), он играл в группе Snish, сейчас играет в Hildamay и проводит время за Nintendo wii и Guitar Hero - то время, когда не снимается для Burberry, Валентино, Вивьен Вествуд, Джона Гальяно и, конечно, Levi's.

Но мы заметили его нет, не потому, что он талантливый музыкант - а потому что он с начала года обрушивается на нас с биллбордов в Москве, Киеве и Одессе и воплощает тот самый типаж, от которого нам не живется - скулы, ключицы, татуировки, челка, тоннели в ушах, взгляд исподлобья и такой особенный способ носить джинсы, что каждой встречной хочется мизинцем придержать их за петлю, чтобы не упали. Ладно, ладно, никаких мифических "мы" - подруга Рыжая называет таких "глиста" и бывает, вероятно, права; но с тех пор как понятно-кто кардинально перекроил мои представления о прекрасном, для меня существуют только трудные мальчики размера M не старше двадцати семи - у них потом залегают героиновые бурые тени под глазами, или они матереют и заплывают жирком, как бывшие участники заменитых бойз-бендов; они теряют всю эту неуловимую мальчишью хрупкость, графичность, бумажную белизну, и больше ими совершенно не хочется любоваться; а этот, например, время от времени носит колечко в носу, вечно издевается над папарацци за кулисами показов, обожает фотографироваться в дурацких очках и покорил меня тем, что из десятка татуировок одна у него внутренней стороне среднего пальца руки - это усы, и когда он дурачится перед камерой, он кладет этот палец над верхней губой.








Когда, спрашивается, нам требовалось больше.