October 26th, 2009

Фильм. День 2.

Десять утра; в кафе "Маска" за кинотеатром "Октябрь" Володя и Женя ставят свет, накручивают железо на железо; официантка Наташа, которая и в фильме играет, что характерно, официантку Наташу, сибирская красавица, одетая для съемки во все лучшее, укладывает волосы у зеркальной стойки с алкоголем; на улице Саня, в черный пидорке и штанах "Рита", учит меня драться - хук, джеб, апперкот, двойной удар в сердце и солнечное сплетение, способный убить; Саня бывший боксер - в минуту особого доверия он берет мою ладонь и кладет на собственной стальной трицепс; умеет сочно, с хрустцой описывать драки - "я смотрю - а у того уже сопли кровавые; он датенький, голова у него мягкая, ее швыряет от ударов в разные стороны"; "он говорит тебе - "ты чё, тёла?", а ты ему рраз - плечугой в пузень, он складывается, а ты ему по башке локотухой - ннна!"; от Сани искры, он ретранслирует одновременно семь внутренних радиостанций, поэтому поет то заставку к детской передаче "Зов джунглей" ("Если ты смелый, ловкий и умелый - джунгли тебя зовут!"), то Григория Лепса, то группу "Браво", то саундтрек к "Реквиему по мечте", где я подтягиваю партию скрипок; Саня цитирует "Форт Байяр" ("Паспарту, сколько у нас ключей?"), Самуила Маршака, "Мимино", "День радио" и смоленскую команду КВН; большую часть цитат вообще невозможно распознать (- Олегыч, ты чё, ослеп? У меня ноги по колено в гудроне. - Значит, я так понимаю, Игорич, чирик на фуфырик ты не дашь. Гори в аду). Саня еще каким-то образом умудрился выучиться когда-то на инженера-оптика, поэтому знает, например, что в лампочках содержится газ аргон, а не что-нибудь там; при этом Сане двадцать пять, губы у него конвертиком, родинка у подбородка, и лучше всего ему удается выражение, которое Оля кратко характеризует как "лошпет".





За семь часов съемки; за шесть дублей общего, девять среднего и одиннадцать - крупного плана я выучила санино лицо до мельчайших подробностей; специфика работы заключается в том, что у тебя физически не получается смотреть ни на кого, кроме партнера; а мы с Сашей играем большей частью красноречивые обмены взглядами и многозначительные паузы. Поэтому язвить друг другу приходится безостановочно; иначе начинаешь тупеть, плыть и заговариваться.

Саша, потрясенный новостью о беременности: Ну ничего. Я твоего пацана в сокс играть научу.

Оля, из-за камеры: Стоп. Саш, не жуй слова. Говори четче. "Сокс" жестче - как "секс".

Саша: Ну ничего. Я твоего пацана в секс играть научу.

- Ты-то уж научишь.

Знаете, что такое "объем дубля"? Это оставить секунд пять после реплики, прежде чем сказать "стоп. снято", услышать отзвук фразы; чтобы легче было монтировать потом.

Разбили тарелочку с нашими именами о штатив перед началом первой съемки. Трогательно разобрали осколочки; побилось почти ровно по фамилиям.

В середине дня выясняется, что у Сани тридцать восемь и два. Он отрабатывает еще три с половиной часа на чистом автопилоте и терафлю и отбывает домой склеивать ласты. Из дома он пишет, что у него сорок и что завтра он будет бодряком. Мересьев, чтоб его. В субботу у нас сцена поцелуя, и вся съемочная группа с нетерпением ожидает сорока дублей "киссинга", как они говорят, и моего зычного мата, разносящегося по-над рекою.

Мы встречаемся вечером в Ya-кафе на Николаева; Володя купил в "Канцтоварах" книгу учета и рисует в ней раскадровки цветными карандашами - меня с челкой, Саню, крупно руки, крупно деньги, панорамирование, схема расстановки света на площадке; поразительный парень, одно слово в час, Саня страшно завидует пиетету, с которым все относятся к Володе; после второго виски он смеется сам - "Я умею разговаривать сложноподчиненными предложениями. Это фурор, по-моему".

Мы идем через парк Блонье ночью - ни души, фонари и листьев по щиколотку - доходим до памятника Твардовскому и Тёркину (очень знаменитый - сидят вместе, один с баяном, другой с портфелем, меня все подмывало пошутить про памятник Набокову и Лолите, только в этой чудесной стране никогда не видят разницы между персонажами и людьми), и как-то вдруг возвращается ко мне трудное и драгоценное ощущение, что я в правильном месте и в правильное время; дорогая мама, мы делаем кино, Володя закончил раскадровку для второго съемочного дня, всего десять планов, мама, против сегодняшних восемнадцати; они говорят, мы с Саней созданы для камеры; что бы ни вышло из этого, мама, ты, кажется, можешь нами гордиться.


Eduardo

Фильм. День 3.

Саня привел меня сегодня в "колдырочную" "У кедра" и обезоружил одним-единственным вопросом.

- Как-то мы все никак не поговорим с тобой толком. Точнее, я говорю, а ты улыбаешься большей частью. Расскажи мне про себя немножко, я ж ничего про тебя знаю. Чем ты занимаешься? Где училась?

Я секунду в замешательстве, а потом меня начинает распирать от противоречивых чувств - хочется одновременно расплакаться, расхохотаться и Саню расцеловать.

***

- Ты если решишь, что между нами ничего не может быть, - Саня и при выключенной камере не выходит из роли, - ты скажи там своим подругам в Москве, мол, есть в Смоленске малой один - ммм! На "Ниве" ездит!

- Саня, когда кино выйдет, за тобой целый десант отправят, будь уверен.

- Я все-таки хотел бы, чтобы именно ты меня забрала.

- Саня, ты меня прости, но у меня таких по четыре штуки в каждом городе-миллионнике.

Женя, помощник оператора, снимает с удочки-микрофона руку и протягивает мне: Красиво. Дай краба.

Ну, собственно, вот он. В специальном гоп-костюме.

Разве не безмерно клёв
Александр Киселёв?