May 16th, 2010

Istanbul

Доблестная компания Sony Ericsson угнала меня в Стамбул на пару дней, тестировать новые телефоны с тачскринами, про которые Лео Каганов скорбно говорит "меня строго воспитывали: мне неловко тыкать пальцами в стекло"; в Стамбуле Истикляль, вдоль которого ходит трамвай, в каждом кафе на самом видном месте портрет Ататюрка, до неприличия похожего на Леонида Утёсова, в витринах такие необозримые горы сладостей самых поразительных цветов и форм, что хочется скрестись и поскуливать; в номере Point Hotel есть цифровая кнопка "не беспокоить", и вид с четырнадцатого этажа заставляет жалеть, что ни одна метла меня уже не выдержит. Продавцы печёных каштанов, бубликов с кунжутом, жареной кукурузы и маленьких вертящихся волчков на нитках; чайки на черепичных крышах, съезжающие перепончатыми лапами со скользких цоколей; кошки в Старом городе, которым выставляют миски прямо на брусчатку; пить вино за сорок лир бутылка ночью с видом на залив, курить и пытаться ощупать изнутри собственное развороченное сердце, как языком - сколотый зуб; ночью соборы и мечети подсвечивают, и птиц обливает снизу красноватым хищным светом, они кружатся в луче прожектора, как пыль перед фарой; чай подают в маленьких стаканчиках в форме песочных часов, такой крепкий, что нельзя без сахара или баклавы; у Топкапы какой-то безбожник нарезает алые арбузы дольками и толкает по пять лир тарелочка, кричит тебе, что ты хороша, но скидки не делает, и ты стреляешь пятёрку, вынимаешь ногтем черные звонкие косточки, погружаешь зубы в мякоть, и по рукам течёт, и по подбородку, а ты аж жмуришься от наслаждения, как трехлетняя.

город из окна номера


истикляль


мойщик витрин


айя-софия


собеседники


босфор


и несколько довольно приятных девушек
Eduardo

Feeling Good

Принята пара принципиально важных решений, и, стоило осмелиться высказать их вслух, жизнь будто с щелчком встала в пазы, расправилась, засветилась и понеслась вперед с неимоверной скоростью; решения простые и очевидные, непонятно, зачем нужно было столько тянуть с ними, и теперь смотришь ли кино, распаковываешь ли чемодан, едешь ли в город обедать с Яшей - все исполнено тайного смысла и радости, все оправдано, все так или иначе приближает день, когда ты очнешься точной, цельной, единственно верной собой, и обратно в этот разлад и хаос уже никогда не вернешься.