Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:
  • Mood:
  • Music:

Ночное


В моем новом доме сегодня был сделан тест на беременность, густо, под Бьорк, накрашены два глаза правнучки Шостаковича, выкурено полпачки сигарет, подарены неописуемые шерстяные носки в психоделическими головами оранжевых зайцев, пришитыми к лодыжкам, и выпито восемь самбук.

Все приезжают сами, по-хозяйски ставят чайник, выгружают шоколадки и колеса, конферансьерски зачитывая "муколитическое! и! отхаркивающеее средство! для! лечения кашля!", наливают, хохочут, кивают, а у тебя есть салфетки, слушай, какая квартира огромная, киса, киса, ты меня не укусишь, Настя, смотри, какие тени прикольные, давай ты меня ими и еще вот теми, Вы знаете, Вера, я второму человеку в жизни это рассказываю, звонят, улыбаются, тычутся подбородком в ключицу, хлопают по плечу, машут у лифта, уезжают.

Я сиплю, булькаю кашлем, говорю мультяшным от насморка голосом, пучу глаза и утираю слезы потоками после каждой самбуки и, видимо, являю собой куда большее шоу, чем обычно. Ловлю себя на страшном стыде перед мамой, которая звонит из больницы и говорит "ладно, не буду отвлекать".

- Мам, давай я тебя заберу на выходные, а, мам, я буду тебя тут радовать, кормить тебя вкусностями?

- Да, я знаю, ты поскачешь две минуты вокруг и упрешься опять в свои клавиши. Я тебя люблю, а ты - клавиши.

Конечно, мама, как же ты хотела, я гребаный кинестетик, у меня кошмарный тактильный голод. Ты далеко, все всегда далеко, чтобы их просто так любить, приходится клавишами. Клавишами, наспех, вслепую, триста пятьдесят ударов в минуту. Вера бьет - значит любит.

***
Илья Львович после трехчасового ночного трепа по телефону как-то признался, что мне надо работать на радио, у меня радиогеничный голос, вести ночные эфиры какие-нибудь.

- Чуковская, - сигналю я в трубку, давая петуха при каждой вопросительной интонации, сипя и хлюпая, - правда, я крутой диджей? Добрый вечер, и вновь программа по заявкам на "СуицидFM"?

***
На факультет к Артемию Троицкому приходили Чача Иванов и Ирина Хакамада, говорили про музыку и политику; Хакамада смеялась, горячилась, махала руками, ходила туда-сюда, она говорит голосом домовенка Кузи и носит такие умопомрачительно прекрасные джинсы, что меня страшная гордость переполняет; я подхожу и говорю:

- Ирина, я не знаю, важно ли Вам это, но я за Вас голосовала на первых в своей жизни выборах.

Она поднимает брови и кивает мне утвердительно:

- Еще бы, конечно, важно, я ведь только на вас и рассчитываю.

Она загорелая, ироничная, улыбается заразительно, ходит без охраны, никого не боится, и я совсем не жалею, что голосовала за нее.

Я уже заикаюсь спросить, где она взяла себе такие джинсы, но потом думаю, что у женщины должны обязательно быть свои секреты.

Потому что я на такие, наверно, лет пять не заработаю.

***

Сумка начинает вибрировать и играть у Маяковской, я достаю трубку и на ней высвечивается удивительное "Топор". Левинский, надо сказать, звонит мне примерно раз в столетие.

- Вера, бля, мне срочно нужна твоя помощь, бля!

- Что такое?

- С тебя две строчки нужно срочно! "Она прекрасна. Третий курс журфака". Еще две строчки! Чтобы было стихотворение! Я другу писал смску и случайно отправил ей самой! Надо выкручиваться теперь!

Отправленные: Топор: "И я люблю ее ужасно, мазафака. ;-))"

- Вера, бля! Ты мне жизнь спасла!

***

Я с такой скрупулезностью собираю, выискиваю, коллекционирую маленькие чудеса, как будто они конвертируемы в валюту, или весят больше, чем мои страхи, или спасут меня когда-нибудь, если ссыпать их горстью в одну из Чаш - хотя они бесполезны и невесомы, и, даже если оправлять их в слова, все равно ничего не стоят; однако в конечном итоге только они и оправдывают меня, только они и сияют мне, как маленькая зеленая звездочка, которую я носила в четыре года в фартучке и, оттопыривая пальцем край кармана, смотрела на нее и тихо, восхитительно счастливела; и помню это так выпукло и тридэшно, как будто все еще стою в этом фартуке у подоконника на Малой Бронной, мелкая, нос кнопкой, и мама зовет меня из кухни:

- Малыыыш!..
Tags: Львович, Топор, Чуковская
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…