Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Чревовещание


Мужчина размером с авианосец, и ему очень жарко.

Я дую ему в загривок, он урчит и ежится.

- Ооо, Вера, - бормочет он благодарно, - Я посвящу тебе главу своей книги.

Да, и пару слов в Нобелевской речи, пожалуйста.

***

Приходим домой ночью, он садится на кровать, я сажусь на стул напротив, чтобы разуться.

Смотрит на меня исподлобья, осторожно кладет руки на колени, как школьник, теребит краешек шортов. Вдруг:

- Понимаете, это давно началось, еще в детстве. У нас была бонна, она была уже пожилая, она не то чтобы нас подавляла, но, Вы понимаете, у нее никогда не было собственных детей, и ей хотелось власти, ей нравилось чувствовать власть над нами, Вы понимаете?..

Да, да, и с тех пор Вы насилуете белых плюшевых медвежат.

Я иногда думаю, как быстро сошли бы с ума люди, решившие прослушивать наши разговоры.

***

Вообще, большой мужчина - это страшно круто. Встает у окна - и занимает весь проем целиком. Просыпаешься - и кажется, что рядом мерно дышит огромный белый кит, которого вынесло на берег твоего крошечного островного матраса.

Еще у него есть такая форма обращения, которая меня сначала ввергала в ступор, а теперь просто довольно резко сбивает дыхание.

Он может обнять и спросить:

- Но тебе же уже лучше, да, моя?

или

- Устала, моя?

Ну, как видовая принадлежность. Млекопитающее, человек, женщина, моя.

Дочь Дочь, сын Сын, кот Кот, девушка Моя.

Называть вещи своими именами.

***

Имена, кстати, в семье гениальные у него. Асхат, Зиннур, Каюм, Карим, Сабира. Древняя, диковинная поэзия. Брат Асхат сначала слышался мне Эсхатом, и потрясал.

Братья Эсхат, Эрос и Танат. Эрос ладно, но Танат - вполне себе татарское имя.

Рассказывал мне, что в детстве, читая приключенческие книжки, не мог понять, как это корабли могут разбиваться о рифы. Потому что Рифом звали дядю, одного из братьев отца.

Понимаете, да?...

***

Воюю с собой так жутко, рублю канаты каждую секунду, злюсь, жду подвоха, провоцирую на подвох, ну, давай, насколько тебя еще хватит меня терпеть, тектонические плиты внутри сталкиваются, грохочут, идут трещинами; посреди ночи вдруг начинаю реветь и не могу остановиться.

- Что ты плачешь? Я же рядом. Не плачь больше, мне больно.

А мне-то как, черт.

Баловство вроде, молодость-зеленость, лето в городе, беззаботность, целоваться-хохотать, поиграю-и-отдам, а дерни - крючочек-то проглочен, стоит глубоко в горле уже, комком.

В горле, кстати, у меня душа. В подъязычье.

Я поэтому еретичка. Подъязычница.
Tags: Мужчина
Subscribe

  • Открыточка

    Какой громадный, необозримый был год, и какой еще предстоит. Твоя индийская виза теперь готова на месяц раньше моей, ты резво комментируешь…

  • Многая лета

    Так или иначе, а всё к лучшему, душа моя; видишь, как мы обе изменились за какой-нибудь год, и вот уже ты, по возвращении из санатория, в…

  • [Will You Still Need Me] When I'm Sixty-Four

    (с) Настя Гуз Жизнь с тобой, женщина в крутецких очках, отчаянно напоминает комедийный боевик, страшно и смешно; думаю, от нашей…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Открыточка

    Какой громадный, необозримый был год, и какой еще предстоит. Твоя индийская виза теперь готова на месяц раньше моей, ты резво комментируешь…

  • Многая лета

    Так или иначе, а всё к лучшему, душа моя; видишь, как мы обе изменились за какой-нибудь год, и вот уже ты, по возвращении из санатория, в…

  • [Will You Still Need Me] When I'm Sixty-Four

    (с) Настя Гуз Жизнь с тобой, женщина в крутецких очках, отчаянно напоминает комедийный боевик, страшно и смешно; думаю, от нашей…