Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Мальчики


Мы прекрасные, прекрасные люди.

Руслан Зиннурович, душа, решил воспользоваться полной атрофией воли, свойственной влюбленным женщинам, и попросил у меня книжечек почитать, вызвонил в центр; недели две бы еще назад над городом в ответ на такие его предложения несся мой торжественный, зычный мат-перемат, а тут я просто взяла да приехала, и мы пили весь вечер в Гоголе, а потом поехали к Инину, а там Воробьева, и Юля Трэйни, которая сидит в уголочке и прицельно стреляет по собравшимся заточенными фразой-двумя, и делает это так потрясающе, что снимает все мишени, что хочется выдать какого-нибудь плюшевого зайца, как победителю в тире; и как-то вот уже у Инина остро поняли, какие мы все же прекрасные, прекрасные люди.

Стебем с Мишей Руслана Зиннуровича в две скрипки, переглядываемся, губки кривим; Миша машет рукой безнадежно, говорит:

- Да ну что с него взять, Вера. У них в Стерлитамаке каменный век, там до сих пор швыряются камнями в проезжающие поезда и называют их "железными драконами".

Рус, возмущенно:

- Неправда! Мы зелеными яблоками кидались!

Мы с Мишей ложимся лбами в локти.

Рус, растерянно:

- Нет, а чо? А чо они тут разъездились?!

У Руслана Зиннуровича в среднее ухо встроен какой-то нереальный, конечно, преобразователь волн; я уже писала про это много раз, но не могу удержаться; "сова-сипуха", например, звучит для него совой сипукку, такой, суицидально настроенный японской птичкой.

Мы выходим из Гоголя, чтобы словить машину до Аэропорта, Рус, озадаченно:

- Знаешь, Вера, что Инин попросил купить ему? Поваренной соли.

- О Господи.

- Да. То есть не наручники, не скафандр, а поваренную соль. Так и сказал.

Я, растроганно:

- Наш мальчик на двадцать седьмом году жизни открывает для себя еду?

В машине уже высвечивается в мобильнике "Инин-моб.", снимаю трубку:

- И двухлитровую кока-колу.

Гудки.

Уфф, значит, все в порядке, живой, бухает, нечем запить.

Как передать, почему я двадцать минут не могу отхохотаться, когда щекастый, недвусмысленно восточный Руслан Зиннурович, с характерными глазами-щелочками, когда смеется - описывая Инину актера Марка Дакаскоса, растягивает пальцами уголки и без того узких глаз и говорит:

- Кость, ну это такой, раскосый чувак?

Это звездец, друзья. Это мне так фартит на людей, настоящих, экс- и каких угодно еще, что нижайший поклон Поставщику.

Инин звонит мне только что, неудержимо улыбающийся:

- Вера, ты знаешь же мою фразу?..

Февраль, достать чернил и плакать?
Чернил, и плакать, и достать?..


Я веселюсь.

- У Вас там все хорошо, я чувствую.

- Вера, у нас прекрасно. Как-то так и не спалось нам, Вера, сегодня. Мы с утра уже по двести пятьдесят пригрели, Вера. Как в детстве. И идем уже домой, потому что там водка такая же, но бесплатная.

- Мои соолнышки.

- Да. Сейчас отличные, через час будем просто волшебные.

Волшебные, да.
Tags: Инин, Мужчина, мелкий жемчуг
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…