Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

  • Mood:
  • Music:

Палата буйных


Неделю назад З. приезжает в гости с пятью букетами васильков для мамы, свежайшей, сочащейся брынзой и пакетом цельного, нечищеного фундука - он собирается подобрать по дороге друга Р. и отправиться в парк неподалеку от моего дома кормить белок.

З. знакомится с мамой, накатывает с нею по рюмашке, светски беседует, хохочет; они немедленно образуют против меня коалицию; вечереет, город зацветает огнями.

Друг Р. позванивает нам, спросить, что мы будем пить, сколько нас еще ждать и какого черта вообще.

Мы выходим встречать друга Р., падаем в лютый холод, вспоминаем, что забыли орехи дома.

Меня посылают домой за орехами.

- Ээ, детка, а ты уверен, что это еще актуально?..

- А что тебя смущает?.. Если я сказал, что белки будут жрать орехи ночью, в мороз, голыми руками - значит, так оно и будет, не сомневайся.

Мы встречаем друга Р., немедленно надираемся вермута и едем на вечеринку к Кэти, вероломно обездолив несчастных белок, заламывающих руки в немой тоске.

Неделю моя сумка набита фундуком, как батончик Натс.

Каждый раз это обнаруживая, З. радуется как ребенок, требует орехов в горсточку, шумно их лузгает, плюется вокруг и излучает идиотический восторг.

- Вот кто-то бриллиантовый брелочек носит в сумке от любимого, кто-то денег от него пачку, а я как ни полезу за ключами - из меня сыплется фундук, и я выгляжу как полное дупло.

- !!!

***

Солнечное, бесстыжее утро, мы выпадаем из подъезда двумя заспанными злыми лемурами, З. берет себе бутылку низкоградусного пойла, выгребает у меня из ладони орехи и идет по улице, разлепляя поочередно то один, то другой глаз.

Есть что-то, что страшно дезориентирует З.

- Что это, Вера? - спрашивает он, беспомощно озираясь.

- Это люди, детка.

- (с мукой) Зачем они?!.

***

Если бы З. был персонажем мюзикла, его звали бы Мистер-Сейчас-Я-Взорву-Тебе-Мозг.

Ф. вчера подбирает меня у Б2, шумно констатирует, что я прекрасна, прекрасна, а сейчас, наши маленькие радиослушатели, до нас донесется раскатистый мат нашего друга, потому я на чужой машине, а в ней нельзя курить.

З. открывает дверцу джипа и видит, что заднего сидения, для него предназначавшегося, просто нет - оно сложено, на нем лежит стол.

- Да ну на фиг, я сюда трезвым не сяду.

Уходит, возвращается с бутылкой бухла, располагается на столе сверху в позе махи одетой, едет, улыбается и машет проезжающим мимо автолюбителям, ржет и трещит не переставая.

Ф., в трубку: Тут вот наш друг передает тебе привет. Он лежит на столе, и ему хорошо.

З., тыча пальцем в изнанку столешницы: Под столом, Саша, если быть фактологически точными.

Друзья говорят о женщинах и о том, как быстро они утешаются после расставаний.

З.: Обмен веществ у современных девочек как у уточки.

Ф.: Больничной?

З.: Сам ты больничный. Как у птички уточки.

Ф.: Нет, это трясогузки - они съедают в день в три раза больше собственного веса. Да, вот, а эти успевают перетрахать в месяц в три раза больше, чем весят сами.

Через полчаса у меня сгорают предохранители, и я на ходу начинаю ломиться из машины с криком "нет, бля, сюда я больше не ездец".

В приоткрытую мной дверцу машины едва не вписывается на лету охреневший мотоциклист, и скачущий по столу З., опуская сзади стекло и активно жестикулируя, пытается извиниться перед человеком в шлеме, но тому наверняка не слышно извинений, в то время как вся жестовая и мимическая реприза З. однозначно читается как цветистый, обильный мат-перемат. У З. вообще вид молодого жизнерадостного уголовника и характерный хриплый хохоток.

- Ты, кстати, давишь на Верочку, чтобы она наконец поделилась?

- Вы оба на меня давите, с двух сторон!

- Дурак, она тебе всю машину угваздает.

Мы доезжаем до магазина, и Ф. пытается купить в нем сосиски для любимой женщины, истосковавшейся по крепкому мужскому плечу.

В этот момент З. встречает на жизненном пути автомат-хваталку с игрушками, и встреча эта круто меняет его судьбу.

Он потрошит кошелек и втискивает в щелку автомата два рубля.

Автомат даже не делает попытки включиться.

З. возмущен. Он тычет в кнопки и требует свою монетку назад.

Автомат невозмутим.

З. достает ручку и начинают ею ковырять механизм, пытаясь вызволить кровные.

Автомат молчит, весь магазин зачарованно наблюдает за З.

З. клянет автомат и воет как раненый зверь.

Ф., пытаясь сохранять остатки здравого смысла, покупает у женщины сосиски. Мы периодически слипаемся обниматься в попытке не сойти с ума от ужаса.

З. скачет по магазину и брызжет слюной.

Я сдаюсь, вытаскиваю из кошелька пятерку и осторожно провожу ею перед лицом у З., как блондинкой перед Кинг-Конгом.

- На денежку, детка. Хочешь, вообще все забери, только успокойся.

Глаза З. загораются праведным гневом.

- Так вот на кого ты работаешь!!! - кричит З., швыряя взоры-молнии сначала в автомат, потом в меня, - и выкатывается из магазина.

За дверьми магазина происходит бурная голливудская сцена примирения.

Возвращается Ф. с сосисками и всех запихивает в машину.

На заднем стекле у Ф., прижатая дворником, висит заботливо утащенная З. из магазина бумажка с надписью "Автомат временно не работает!!!" - она должна была быть прибита к голове З., хотя впрочем, эта информация совсем ничего не добавила бы к его образу, а лишь подтвердила бы очевидное.

***

Дома З. и Ф. до полтретьего ночи таскают из квартиры мебель, а мы с любимой женщиной Ф. смотрим КВН и рубим салатики.

Когда они выносят, например, большой письменный стол, ростом с одного из них, а я несу за ними ящички к нему, и из нас выходит вполне себе процессия, на которую прохожие глядят опасливо, мы кричим:

- Все нормально ребята, мы обычные форточники.

Карманники, ага. Щипачи.

К трем ночи ребята выдувают уже две дневные нормы коньяка и звучит уже ставшее каноническим "Вера-раз-уж-ты-стоишь-принеси-гитару".

- Ф., у тебя есть ненужная пластиковая карточка?

- Нет.

- Найди.

Ф. приносит дисконтную карту каких-то автозапчастей.

- А ножницы?

- У меня нет ножниц.

- Найди.

Находит; З. вырезает из карточки кусочек в виде капли с заостренным концом и проводит им по струнам.

- Ф., какой-то хуевый у тебя медиатор, если честно.

Ф. кивает, З. стискивает гриф и начинает дурным голосом петь "Однааа вааазлюбленнаааая пааааара всю ночь гуляаааала дааа утрааа", а потом шпарить блюзы, Ф. пытается подстукивать, подщелкивать, подхрустывать З. на чем только можно, потом уходит в комнату и возвращается с инструментом маримбой.

Последующий час З., вопя, хрипя и улюлюкая, играет все что только помнит - очень круто, на самом деле, - а Ф. с неменьшим азартом терзает маримбу, пытаясь ему подыграть.

З. сдается, прекращает играть и дарит Ф. долгий влюбленный взгляд:

- Саша, ты вообще ни в одну ноту не попадаешь.

Ф. скорбно и укоризненно смотрит на маримбу:

- Да, у меня очень плохой инструмент.

***

Утром сегодня, ловим машину до центра, садимся, в машине играет Авторадио и звучат первые аккорды песни Eagles "Hotel California".

З.: Ты знаешь слова?

Я: Ну, только припев.

З., самодовольно: А я все знаю.

Звучит длинный проигрыш. З. прикрывает глаза и начинает петь тонким голосом, ровно в мотив:

- Ой морооз-морооз... Не мороозь меня... Не мороозь меняаа...Моего коняааа... У меняаа женааа... Ой красиивааая...

Потом припев, потом мы уже вместе, в обнимку:

- Ой цветеот калина... В поле уу ручья... Парняя маааладова... Паалюбииила яааа...

З., водителю: У Вас екатеринбургское радио, да?

Водитель, дико косясь на нас в зеркало заднего вида: Нет! Это Авторадио!

- Я просто оттуда сам.

Звенящая пауза.

- Вы не переживайте только, там не все такие.
Tags: Змей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →