Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Нытье


Меня смешит необязательность перегородок в собственном организме: капаешь местный антибиотик в глаз, а горько от него в горле. Сводит судорогой ногу - а рикошетит сразу в сердце почему-то. Болеет строго определенная зона, а жить не хочет - сразу все.

У меня был стишок когда-то, так и недописанный.

Обезболивающее превращает в овощ,
Сам живой вроде бы, а мозг из тебя весь вытек.
Час катаешься по кровати от боли, воешь,
Доползаешь до кухни, ищешь свой спазмолитик –
Впополам гнет, как будто снизили потолок –
Вот нашел его, быстро в ложечке растолок
И водой запил. А оно все не утихает,
Все корежит тебя, пульсирует, муку длит,
Будто это душа, или карма твоя плохая
Или черт знает что еще внутри у тебя болит.


Хороший тон - это перед выходом куда-нибудь закинуться, закапаться всеми возможными лекарствами, чтобы не кривиться потом, не портить людям настроение; при этом вся эта гадость повылезала только потому, что как-то в общем и незачем бороться больше. Никаких тебе сессий, никаких влюбленностей, никакого покорения вершин - ну теперь вот, пожалуйста, откушайте ваших многочисленных неврозов, пожните плоды.

Правильно. Тело в страстях раскаялось.
Зря оно пело, рыдало, скалилось.
В полости рта не уступит кариес
Греции древней, по меньшей мере.
Смрадно дыша и треща суставами,
Пачкаю зеркало. Речь о саване
Еще не идет - но уже те самые,
Кто тебя вынесет, входят в двери.

(с) Бродский

***

Засыпаю часов в шесть утра, просыпаюсь в одиннадцать.

В пять падаю и сплю и до семи; в семь собираюсь и валю куда-нибудь до часу-двух ночи; в два возращаюсь и не сплю до шести.

Снится такое, что если кто-то будит звонком, хриплю в трубку и дышу загнанно.

Мама превратилась в робота-скорбца. Ходит и все поливает тяжелой бетонной скорбью. Заходит в комнату и сидит. Когда уровень скорби в комнате доходит мне до ноздрей, я встаю и начинаю орать. Мама выходит, закрывает за собой дверь, а скорбь продолжает предательски сочиться в щель. Стелется по полу, ледяная, морозит голые ступни.

***

Все разводятся, расстаются; муж подруги ушел без объяснения причин через неделю после свадьбы; другие сидят перед мониторами на двух разных концах Москвы, не спят, силятся что-то написать друг другу, а не могут, все написано по четыреста раз; третьи живут и молча ждут, когда все окончательно рухнет, ускорять или замедлять процесс боятся, чтобы тому, кто попытается что-то изменить, не орали потом в спину - это ты, ты во всем виноват.

По вечерам разговариваю с целым склепом друзей. Голоса у них такие, что пронизывает могильной прохладцей.

На тех, у которых пока все хорошо, смотришь откровенно выжидая.

Предложили поработать главредом в Питере, в уме пишется смешная сводная таблица плюсов-минусов.

Там не будет мамы, но и старых любовей с их новыми девушками.

Не будет Ромы и Игоря Плагиатора, но и женщин, которые тебя давно прокляли, но по дикому стечению обстоятельств значатся с тобой рядом в списках "над номером работали".

Не будет улицы Тверская, но будут деньги.

Будет много неизведанного, но останешься старая ты.

Вот эта вот самая ты, такая же как всегда.

Тьфу, черт.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →