Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:

Smile

Высокий такой, статный - с меня примерно ростом, на самом деле, но здесь это высокий, они все по грудь мне; носит только кипенно белые рубашки, ходит, заложив руки за спину; когда я прохожу мимо с присущей мне мордой кирпичом, говорит негромко, по-русски - "Можно вопрос?" - Нужно. - "Ты чего такая грустная?" Если я беру, например, большую тарелку из стопки и вижу, что она в разводах, кладу на место, беру другую, он подходит через секунду, выхватывает ту тарелку и отдает ее мальчику-поваренку с каменным лицом, мол, унеси, и чтобы глаза мои не видели.

Все это очень смешно.

Сегодня ко мне проникся еще один представитель дружественного арабского народа, лысый, дизайнер, изучает искусство и пиар в Каире; может, намотав цветастую тряпку на голову, пройти под моим балконом, разговаривая по телефону, не оборачиваясь, и зашвырнуть мне на балкон ярко-алый цветок. Попадает безошибочно, восхищение берет.

В такие моменты я чувствую себя очень, очень старой, почему-то. Совсем Тортилой. Прямо как будто пузо во мху.

Такое долгое безлюбовье сделает из меня мадам Грицацуеву, я чувствую. Мне сегодня -дожила! - снился секс с темнокожей, кудрявой shemale - так я чуть не рыдала от нежности.

Я читаю здесь Петра Вайля, "Стихи обо мне", и, вы будете смеяться, много думаю о сути поэзии.

Вечер в Шарме: просто прикройте глаза и увидьте меня здесь, уже коричневую, в белой маечке, за стареньким монитором в и-нет кафе, пятнадцать фунтов полчаса, старый седой араб в очках, с газетой, в качестве сисадмина; сумерки густы, пряны, можно стаканом зачерпывать и пить; отовсюду тянет то оливковым маслом, на котором жарятся овощи, то мясом, то благовониями; и эта бесконечная музыка, вьющаяся, переливчатая, не смолкающая ни днем, ни вечером, начинаешь натурально беспокоиться, если вдруг ее не слышно; скрипки вот эти, и голоса томительные, будто трепещущие на ветру.

Расскажу вам любимое, чтобы вы там не грустили. Тут много итальянок, пожилых, коренастых, болтливых; так вот они когда встают с лежаков и идут к воде - ядрено загорелые, почти черные - у них под попами белые улыбки. Такая складочка между ногой и ягодицей, она не загорает, пока лежишь, но видна, когда идешь. Встают семь итальянских старушек, и все такие улыбчивые, в смайликах. Восторг.
Tags: Шарм
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…