Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:
  • Mood:
  • Music:

Бабское


Младенцы пахнут острым, нестерпимым счастьем.

Я сегодня везла коляску с двухмесячным йолкинским сыном от Фак-кафе до Печатникова переулка, и Йолкина иногда отходила, иногда отставала, иногда смотрела в телефон, и тогда шедшие мне навстречу люди наверняка думали, что это моя коляска и в ней тоже что-то мое. Меня так распирало, что хотелось замедлить шаг, выпрямить спину и выпятить губу. Я везу коляску. И перехожу дорогу, и люди за лобовыми стеклами видят высокую девицу с коляской и терпеливо ждут.

Мы пришли и стали кормить нашего нового друга; Йолкина единственно верно общается с сыном: "Спокуха, Александр. Ща все будет."; "Мы ужинать будем или сиськи мять?"; я люблю ее. Александру два месяца и неделя, и он уже в доску свой чувак. Мимикой сильно напоминает Топора: любопытство, недоумение и такое особенное выражение, кратко именуемое "похуйдым".

Саша очень похож на отца, не особенно веришь глазам, у меня вообще сегодня день открытий, я едва ли не первый раз близко вижу детей младше полугода, и это не бессмысленные сморщенные свертки, нефокусирующиеся, визжащие, как мне всегда казалось; я часто посмеивалась над людьми, которые вглядываются в припухлость размером с половину ладони и умиленно восклицают - Господи, вылитый папа!; Саша реально вылитый папа, Саша умеет смотреть на тебя пристально - и вдруг широко улыбаться в ответ, Саша умеет крепко держать за палец и, черт подери, он удивительно адекватный парень. Через двадцать лет я буду рафинированной холеной теткой, он будет обращаться ко мне на Вы и, может статься, я смогу дать ему пару дельных советов насчет подруг.

Я беру его на руки и утыкаюсь носом в макушку, и тут со мной приключается легкий приход.

Я даже не знаю, как это описать.

Что-то среднее между запахом теплой сдобы, нагретой морской гальки и сонного кота, если зарыться ему носом в брюхо. Самый лучший запах из всех мне известных, начисто лишает воли. Так сильно дает в голову, что теряешь нить разговора.

Пахнет раем.

Йолкина говорит, вставляет даже сильнее, чем запах мужчины, которого хочешь; охотно верю.

Йолкина танцует по кухне, положив Сашу на руку, и поет басом "Где Вы теперь, кто Вам целует пальцы, куда пропал Ваш китайчонок Ли" и про лилового негра, который подает манто, и я думаю о том, что Саше предстоит совершенно безумное и прекрасное детство.

Саше вообще все только предстоит.

О, как я ему завидую.

***

Я влюблена как псих, и с этим невозможно бороться; реальность идет то рябью, то психоделическими телевизионными радугами; я то тупой кусок страдающего мяса, то счастливого идиота, и все это совершенно не нравится мне; тело абсолютно выходит из-под контроля, снит себе бесконечные эротические одиссеи, ходит зигзагами, то пожирает все, что не прибито, то впадает в такую панику, что не может запихнуть в себя ни ложки; мне вообще-то работать надо, эй, я не хочу так, это все равно что ехать в неуправляемой машине, высадите меня немедленно, я поеду на метро.

Надо бы сделать такие таблетки, от нежелательной влюбленности, как постинор. Вредные, дорогие, на самый экстренный случай. Защита лопнула, какая-то одна улыбка угодила в голову осколком. Пить в течение двадцати четырех часов после того, как проснулась с его портретом во всю сетчатку и не можешь выпустить телефона из рук.

Тьфу, дьявол.

С одной стороны, я конечно себя веселю как тридцать штук передвижных шапито, с другой, я слишком хорошо знаю, чем это кончается, и мне себя заранее жалко.

Молчать бы про это надо вглухую, но аж ладони жжет, как снятая с огня сковородка.

***

Блаженна Полина, родная, мечущаяся, с гитарой, к которой можно приехать в субботу вечером, она вечно по своим Швейцариям-Испаниям-Австриям, а завтра у нее самолет в Турцию, черта с два поймаешь вообще; приехать с адским пмс, когда все наливается тяжелой, свинцовой болью, все ватное, совсем без косметики, в мужской зеленой рубахе с голой рыжею бабою, и пить сладкий ликер, и петь прекрасные песни, надо же, столько не репетировали, я еще помню что-то; ничто на свете я так не люблю, как петь, Бучч говорила, что есть два острейших удовольствия в жизни, когда пишешь вокал и слышишь свой голос в наушниках, и когда пишешь текст, который прет тебя саму; вот, один в один.

Блажен Костя Бузин, лучший в мире сосед из возможных, который никогда не спит по ночам, как и ты, который может в два часа ночи позвать тебя в Шоколадницу, и вы будете сидеть посреди пустынного ледяного Сокола, пить глинтвейн, и он будет показывать тебе Венецию в телефоне и рассказывать гомерические истории про Бога; а дома у него кальян, вино и улун, и так прекрасен домашний Костя Бузин с серьгой в левом ухе, в красной рубахе, захваченный тем, что пытается тебе описать, донести, что уходишь от него только в семь утра - и попадаешь, натурально, в метель.

Блажен Дзе, которого можно обнять в Факе, пока он сидит за своим компьютером, и так стоять, и он будет косить на тебя из-за спины лукавым южным глазом, вздевать роковую бровь, спрашивать неизменное "как делищи?"; блаженна Аня Эйлиенбрайд, которая сидит у своего подъезда на лавке, ждет тебя уже битый час, пьет Реддс и злится, и говорит, я тебя не люблю больше, ты такая же как все, сколько можно шляться черти где.

Блаженны люди, которые могут любить тебя с ненакрашенными глазами. Те мальчики, которые могут стиснуть тебя в своих стальных ручищах, до хруста, и сказать - мать, как же я соскучился. Те девочки, которые всегда пишут тебе "Ты доехала?", даже если четыре утра и они пьяны в еще больший дым, чем ты.

Пусть это будет развернутый листок за здравие.

Я совсем никто без своих друзей.

Может, только они меня и материализуют. Может, я их маленький спиритизм.
Tags: Бузин, Дзе, Полина-мама, Поппель
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…