Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:
Я дома, четыре безумных дня позади, к вечеру тотальная зрительная интоксикация, утром страшный сушняк; Венгрия, Германия, Казахстан, Америка, Румыния, Чехия, Болгария, Япония, Сербия, Россия, Австрия; сегодня утром смотрела гениальный совершенно русский фильм по Хармсу, днем - дивную историю "The Dargeeling Limited" про Индию, с Эдриэном, в частности, Броуди, - выйдет в следующем феврале в прокат, обязателен к просмотру; вечером на закрытии был фильм председателя большого жюри Йоса Стеллинга с Маковецким.

Вечером на закрытии мы с Сережей вручали приз победителю: призом был стилизованный глаз с кристаллом вместо зрачка, "Bloggers' Jury Prize" - в смысле победителя мы с Сережей были единогласны с первого конкурсного дня, хотя взгляды на кинематограф у нас расходятся кардинально, и было не раз, когда мы при выходе из зала спорили так, что была бы шапка - сорвать, бросить да растоптать.

Мы наградили мальчика, который, в общем, смонтировал набор из десяти красивых скринсейверов - все снимается с одной точки, все предельно статично, ни одного слова за полтора часа - но оторваться невозможно категорически, и на каждом фоновом рисунке рабочего стола на самом деле происходит какая-то очень важная история, она может в дальнем, едва различимом экскаваторе заключаться, ворочающемся где-то на самом заднем плане - но она существует.

Бенедек Флигоф, который все это снял, первый, кажется, режиссер, медитирующий за режиссерским пультом, фильм вызывает жестокую идиосинкразию в первые минут десять, когда на тебя смотрит вращающийся ветряк и ничего больше не происходит, и ты уже теряешь всякую надежду на сюжет; потом он просто заливается тебе в башку, и там наступает вселенский покой.

Большое жюри наградило гран-при какую-то приторную, напыщенную ирландскую историю, и когда я потом спросила у Дмитрия Липскерова, почему так, он отвечал, что ту картину, которую отметили мы - они даже не брали в расчет, а это вот - это единогласное решение. Притом, что это был откровенно самый слабый фильм во всей конкурсной программе. До абсурдного. "Ну, мы же этим профессионально занимаемся, а вы - ну, зрители обычные" - как скажете, ребята, политкорректность - это всегда торжество безликого, я не вправе вас судить.

Какие-то люди все, каблукастые девицы, Лимонов с супругой, Стриженова, Мцитуридзе, Давлетьяров, Дыховичный, Дибров - и мы такие с Сережей, открывавшие фактически церемонию, "добрый вечер, уважаемые друзья". Ведущим закрытия был Человек-Невидимка, луч софита у микрофона и голос над залом, долгие, перегруженные эпитетами прогоны про то, что экран всегда чист, звук тоже изображение и бла-бла-бла.

Я устала и разочарована, но - это были изнурительные, бесконечные и очень счастливые дни, очень много думать, очень много разжевывать до волокон внутри, на очень многое реагировать неожиданно для себя; я не представляла, что смогу столько говорить про кино - и только больше будет хотеться; что вдруг будет впервые не все равно, кто победил; что со всей компанией - Юлей Идлис, Сережей Карамаевым, Наташей Огинской, какой-то неприличной красоты девушкой, которая нас позвала в жюри, и другом моим Яшей, неизменно меня сопровождавшим - так радостно будет встречаться по утрам и пить кофеек между сеансами и пресс-брифингами, пошучивая или исходя праведным возмущением; мне странно, что теперь вот это раз и закончилось, четыре дня эти были объемом с добрые две недели.

Я простое и бесхитростное устройство, вскормленное попсой - после дня тяжелого европейского артхауса с болгарскими заброшенными концлагерями, с японским культом крови, с эстонскими самоубийцами - ничто не кажется мне более прекрасным кино, чем разудалый и прямой, как рельс, сербский фильмец про любовь цыгана-трубача к Скарлетт Йоханссон местного разлива, в брекетах и золотой косой до пояса; я прямо радуюсь, хлопаю себя по коленками и подпеваю, и думаю - я, конечно, не киноман никакой, и не синефил; я не люблю, когда заостренными холодными предметами копаются у меня в глазном дне, я хочу, чтобы все было весело и кончалось по возможности хорошо, а лучше - свадьбой.

Или, так и быть, светло и грустно - и с такими, огромными снежинками с кулак в конце.

Понимаете меня?

Я очень устала и пойду спать; все четыре дня фестиваля я болею горлом, легкими и слизистыми носа и животом, я не знаю, что за китовый ус разгибался во мне по утрам все это время, меня даже конъюктивит накрыл где-то в процессе - но я просыпалась, разлепляла глаза, закидывалась коктейлем колес, позволявших дышать, смотреть и передвигаться - и к середине дня была бодра что газонокосилка, ни разу не заснула ни на одном фильме, редко когда не задавала вопросов режиссеру.

У меня тут, кстати, перемены большие назрели в жизни за это время; как-нибудь расскажу.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (без темы)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (без темы)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…