Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

С приплыздом


Вы тут все с ума посходили, что ли, двадцать градусов мороза? Нет, я серьезно? Ступила, никого не попросила встретить, семь утра, Киевский вокзал, даже проездными билетами на метро, оказывается, могут торговать барыги, когда за ними двадцатиметровая очередь.

Такой странный вчера день был, как будто какая-нибудь ушлая девица с голосом всегда на два тона выше, чем стоило бы, живет в каком-нибудь затрапезном реалити-шоу, а тут канал купили важные небедные ребята, и ее, понятно не предупредили: она попадает в изматывающий нервный квест, ее сутки вдруг длятся часов сорок пять, потому что она не спала ночью ни минуты; вдруг такое, стало быть, не утро, а космополитеновский разворот, рубрика Ты&Он (как я вот это все ненавижу, представлял бы кто), солнце сквозь жалюзи, классическая такая перепаханная кровать, мол, и не спрашивайте даже, что тут было, ходит некто с невозможным, исключительно для больших рекламных бюджетов телом, в шортах, у которого такое, знаете, лицо, хочется всегда в нижнем правом углу под ним подписать какой-нибудь логотип, типа Boss, Lacoste, ну такое что-то, сами по себе, без логотипа чего-нибудь, что они призваны рекламировать, такие мальчики выглядят каким-то адским попранием достоверности, вопиющей художественной неправдой; и она сидит такая, с лицом, крайне болезненно пылающим от взаимодействия с чужим лицом, щетинистым; даже лоб; неприбранная, мягко говоря, охуевшая абсолютно и думает - бля. Это ж не про меня кино. Это какой-то не мой павильон сейчас. Я бы все поняла, какая-нибудь пасмурная столица, чужой дом, остов курицы-гриль в кухне, пахнет нестираной одеждой, застоявшимся табачищем, вчерашней пьянкой, все помятые, стыдные и веселые, разговаривать, не поворачиваясь к собеседнику, пока еще не дошел до ванной и не почистил зубы пальцем с зубной пастой, потому что иначе можно неосторожно дохнуть и все, как говорила Масяня, романтический момент потерян; в общем, думает девица, они, видимо, хотят меня как-то сложно развести на эмоции, с особым цинизмом как-то, и утро, главное, такое нереальное, все эти цвета, белизна, золото, прозрачное, рельефное, такое зернистое, что ищешь глазами отражатель, чтобы выяснить, кто же это все снимает, кому ты сейчас очень мешаешь в кадре.

Поездили по Киеву, по морозу и солнцу, напоследок, Гетьман показал военный госпиталь, пушки и любимый вид на город - город, оказывается, весь только и состоит, что из подъемных кранов, одна большая стройка; сходили к Пинчуку, у Пинчука очень хорошо, надо бы и нам в музее завести белое минималистское кафе с окнами от пола до потолка и подавать там какие-нибудь умопомрачительные, скажем, пончики.

В поезде девочки ели, шушукались, резались в пиэспи и раскладывали друг на друге длинные свои, никуда не помещающиеся ноги, мне хотелось только спать, спать, спать, как, собственно, и до сих пор; им страшно не понравилось в Киеве, было скучно, холодно и по-дурацки; я в Киеве общалась со своим прекрасным двоюродным братом, пила самбуку, училась играть в покер, читала стихи и засыпала, как правило, в отличной компании, что в их, что не в их, поэтому мне в Киеве было дуже разнообразно.

Почему-то в глазах стоит, как Настя сидит на кухне с гостями, у них там ром, музыка и дым коромыслом, а мы с Катько засыпаем совсем, слоняемся по комнате, сопим, шлепаем тапками; наконец, все расходятся, Настя провожает приятеля до порога, возвращается в комнату, тушит свет и с разбегу прыгает к нам в кровать. Катя обнимает Настю и говорит восхищенно:

- Настя, как ты вкусно пахнешь! Мальчиками!

Было дело; жалко, быстро выветривается.
Tags: Киев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →