Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
Ничего нет интересного в том, чтобы тебя все любили, если ты сам - никого; такая простая вещь, а сколько сил потратишь, пока допрешь.

Ничего интересного, совсем - чувствуешь себя глупо и самозванцем; ответить нечего, возражать позерство, хочется сказать "и?" или "ну-ну", но это хамить, эй, им-то за что, они ни при чем.

Тешит самолюбие, да; лишний раз утверждает тебя в собственной правоте, да; от комплексов не лечит, нет; обязывает чудовищно; прививает мизантропию, множит скорбь; саккумулировать все излияния и притащить Тому, Кому Больше Всего Хотелось Что-Нибудь Доказать - он ответит "и?" или "ну-ну".

А веришь всегда больше тем, кто тебя ненавидит - как-нибудь обильно, яростно, или холодно, с "-еньк-" и "-очк-" - "банальненько", "деточка" - они тоже не за то ненавидят, за что следовало бы, обычно сами себе противоречат, когда пытаются объяснить или аргументировать, поэтому честнее те, кто не пытается; как З. говорила: "ненавижу рыбу, кофе и тебя"; скучаешь больше всего по такому, кстати, это последнее, что как-то еще пронимает - на "люблю вас" не отвечаешь давно, на "тупая тварь" отвечаешь "тупая тварь" - и чувствуешь облегчение.

Страшновато, но не слишком; с кем из своих ни поговорю, у всех то же самое; то ли это мы стареем преждевременно, то ли это мы сформировались, перестали расти и оказались самодостаточны, и оказались - окей - совсем не теми славными детками, к которым все привыкли, улыбчивыми, шумными, шедшими на руки незнакомцам, а социофобами с разнообразными навязчивостями, неприятными, острыми на язык людьми с болезненным чувством личного пространства; так себе открытие, но в целом, ничего удивительного, "знали бы вы, как нас пиздят", как в том анекдоте.

Когда думаешь, почему все великие в жизни оказываются такими воинствующими женоненавистниками/одиночками/параноиками - такая простая мысль приходит, как правило, последней - аллилуйя, они свободны от необходимости всем нравиться, желание слыть душкой проходит максимум в двадцать пять, и вместо того, чтобы, как ты, съеживаться внутренне и выжидать, слушая, как городят херню, так, как будто это твои родители ругаются, и нужно смолчать - хотя откуда ты знаешь, как бы они ругались, - те просто встали бы и ушли, или расхохотались, или взобрались бы на стол и стали бы с него весело писать на присутствующих.

Жаль, что я не мальчик, та-акая отличная опция.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author