Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:

Ласкаво просимо у мicто-герой


  • Одесса началась мгновенно, еще в поезде - мы с Аничкой пошли в вагон-ресторан, попросили шампанского и мартини, приступили, усугубили, повеселели, "палити суворо заборонено", "грошовi перекази", ну надо же, я снова еду в Украину, из колонок лилось "мама, я жулика люблю, мама, за жулика пойду, он будет воровать, а я буду продавать, мама, я жулика люблю", когда вдруг знойная, аж кольчатая от складок тетечка-официантка в тесной маечке и мини-юбке принесла и оставила на столе блюдце с плиткой белого шоколада.

    - Это вам от молодого человека с последнего столика.

    Аничка: Ой, а можно ее обратно молодому человеку?

    Официантка: Зачем?!

    Аничка: Ну он же сейчас сам вслед за ней приволочется, а нам этого не хотелось бы.

    Официантка: А вы ему скажите - "я за шоколадку не разговариваю".



  • Аничка рассказывала о женщинах системы "наседка".

    - Это еще ладно если тебе двадцать два, и у тебя все еще нет детей - это ты для них просто старая и никому не нужна. Дальше хуже, Вера. Потому что даже если ты уже родила ребенка и не обросла при этом жопой пятьдесят восьмого размера, в ее глазах ты уже криминально опасна, Вера, опасна и лишена будущего.



  • Одесситы моя самая любимая нация на свете. Это не русские, не украинцы, не евреи, это другой тип ДНК. Экскурсовод Лена два часа пела нам воровские песни, сыпала шутками, показывала дом Короля Молдаванки по прозвищу Хаим Полтора Жида, человека, послужившего прообразом Бене Крику, потом привела нас к Дюку, сказала традиционное "посмотри на Дюка с люка - что он делает, подлюка", а потом, ехидно оглядев толпу вокруг, констатировала:

    - Обратите внимание - все приезжие.

    - То есть - Харьков, Полтава, Киев?

    - То есть неизвестно кто.


  • Бродили, смеялись, подбирали за невестами выпадающие из волос и букетов веточки с крупными бусинами, Рыжая обдирала виноградные гроздья, круглую сладкую изабеллу в белом налете, с городской стены и кормила нас с рук, Гаврилов обнаружил на стене жизнеутверждающую надпись "Водка!", Тата сфотографировала нестерпимое "Костя красивый мудак", Настя Чужая ходила в раста-шапке, Муза - с апельсиновой долькой в правом ухе, а я напилась в брызги и дребезги, и рано утром садист Гаврилов позвонил мне в номер.

    - Hello, can I talk to miss Polozkova?

    - It's me.

    - Полозкова, слушай меня внимательно. Хватит умирать, спускайся в бар, мы туда идем с принцессой.

    - Саша. Я не могу.

    - Там показывают Рыжую.

    - Я не могу.

    - Нет, ты не поняла, Полозкова. Там дают попить.



  • На обратном пути нам повезло баснословно, сказочно - с нами ехала семья с десятимесячным ребенком, непрестанно оравшим, и папой, пахнувшим кислым потом, козлом и геенной огненной - понять, что он вошел в купе или вышел из купе, можно было не открывая глаз, Аничка глядела на меня с нижней полки в немом ужасе, скашивала глаза на пол, говорила:

    - Тебе хорошо наверху, а вот от меня то, что они считают едой, лежит в десяти сантиметрах.

    То, что они считали едой, оказалось впоследствии ядренейшим чесночным паштетом, и тут нас вышибло из купе, как газовым взрывом, и несло еще пять вагонов до ресторана просто силой инерции.

    - Аничка, нам просто нужно прожить этот день. Это что-то кармическое все же. Как говорила одна моя знакомая своему мужчине после плохого фильма в кинотеатре - "зато мы были с нашим народом, любимый".

    - Вот сколько книг, - парировала Аничка, - написано о вине русской интеллигенции перед народом. И почему-то ни одной - о вине народа перед русской интеллигенцией.

    Белом, красном и розовом полусухом вине русского народа перед русской интеллигенцией.



  • - Это такой сорт людей просто, что я бы ни сделала, я все равно буду в их глазах просто грустным лузером, безуспешно пытающимся оправдаться.

    - Вера, ну подумай сама, ну какой же ты грустный лузер.

    - ?

    - Ты веселый.

Tags: Одесса, мелкий жемчуг
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

Comments for this post were disabled by the author