Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:

III

Все преснеет, лишается магии - первый диск Бумбокса оказался у меня три с половиной года назад, летом 2005-го, по-шпионски; кто-то с односложным ником написал комментарий "а если я вам диск в москву передам, заморочитесь встретиться?" - заморочусь, отвечаю, конечно, а что за диск-то, - "аудио. одна украинская группа. как вас найти?"

Через полгода мне, спящей у девочек на Маяковке, раздается звонок с неизвестного номера и кто-то говорит, что он бородат и лет сорока пяти, и что он ждет меня в Камергерском. Я иду до Камергерского, встречаю там в Джусто кого-то и вправду взрослого и бородатого, и с ним кого-то еще помоложе, они разговаривают, старший сует мне в ухо наушник с песней "День", из которой я понимаю одну ровно фразу - собственно, "день як день, нiч як нiч", потом отдает диск и отпускает с миром.

Если бы тогда мне сказали, что человек с односложным ником окажется Мишей, и мы с ним как-то новый две тысячи восьмой год встретим под песню, в частности, "День", исполняемой вживую, в Киеве, на станции Лiвобережна; что бородатый человек будет мишиным папой Бусой, а его собеседник - Сашей Гетьманом, и в следующий раз - через несколько лет - когда я увижу этих двоих и третьего, неизвестного музыкального просветителя, они в какой-то момент начисто перекроят мою жизнь - я бы, по крайней мере, задержалась за тем столиком; но разговор длился секунд от силы сорок.

Второй диск Бумбокса я купила в Одессе, летом 2006-го, куда мы приехали с Эльвирой Павловной и Катериной Александровной - мы до сих пор на вы и по имени-отчеству; мы жили в Пассаже, в самом начале Дерибасовской, четырехметровые потолки, тяжеленные двери, облупившиеся оконные рамы; обедали в Стейкхаусе, услышала знакомый голос из музыкального магазина через дорогу, поняла, что этой песни не знаю, перешла улицу, купила новый диск; а у меня дисковый плеер, у которого от удара отлетел фиксатор крышки, и он не закрывается; я слушаю его перевязанным лямкой от купальника Эльвиры Павловны, всегда отдаю ей второй наушник, и она демонстрирует мне руку, по которой бегут мурашки, и говорит "Какая чистая музыка". У Хлывнюка первые три песни на русском, это сейчас "Вахтеров" не воспроизводят разве что мусорные баки, а тогда мы всем давали послушать, и никто не верил своим ушам.

Третий альбом, - называется, не поверите, "Тры", - я втупую вот только что скачала по ссылочке, сижу слушаю, половина восьмого утра, пасмурно, конец октября; музыкальный магазин на Дерибасовской снесли вместе с домом, в котором он располагался, у меня давно черный айпод на восемь гигов с гравировкой vero4ka, никаких крышек и лямок; Катерину Александровну не вижу, кажется, с тех самых пор, Эльвиру Павловну по полгода-году - чтобы объяснить, как именно по-новому ты постриглась, надо объяснить, как ты выглядела до этого, и как еще раньше; чтобы донести, кто теперь составляет твою жизнь, нужно назвать слишком много имен, которые ничего ей не скажут, а междугородняя связь недешева, и проще сразу сказать "я кошмарно соскучилась"; Буса недавно с чистой нежностью эгоиста написал мне "спасибо, что ты есть и иногда задумываешься о моих проблемах"; Миша и Саша Гетьман стерлись до героев двух-трех киевских баек, таких, как про креветку, и когда-нибудь я и правда ничего не буду помнить о них, кроме этого; Москва оклеена Хлывнюком как обоями, Муз-ТВ ротирует Хлывнюка как родного сына, и это не может не сказываться, половина песен про "де мои дивиденди - за рингтоны, за концерти, за всю фигню, за два альбома", "бабло-бабло наш камiнь точить" и "быть самим собой - было легко, теперь тяжелее"; у него по-прежнему много терпкости, ленцы и секса в голосе, и он сделал уже достаточно, чтобы я любила его всегда; но мы подросли, и оба как-то, видать, непоправимо: я киваю, хмыкаю, узнаю, но - никаких уже мурашек. Разве что Синяя Рыжая Девочка тянет на осенний гимн распиздяев. Разве что Eva в чем-то наследует Happy-End'у лучших времен.

когда опомнимся - будем не мы уже
откаты, барыши
брать бы выше
Tags: Бумбокс, Эльвира Павловна
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

Comments for this post were disabled by the author