Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Кризис самооценки

- Мама, - говорю, – где моя штука в месяц? Где мои книжки в твердой обложке под стикером «Бестселлер» в магазине «Москва», я что же, глупее Денежкиной? Мама, почему у меня все еще четыре хвоста, хотя я вроде как отличница, где логика, почему меня не отчислили еще? Где моя отдельная квартира, как у only_you? Почему мой почтовый ящик прячет от меня трепетные письма поклонников и просьбы сделать репортажик для «Афиши – Мира»? Мама, сегодня легендарный, мифический Антон Носик (на удивление не сноб, дружелюбный, трогательный, мастерски иронизирующий по поводу очень даже не смешных вопросов – будто неожиданно для себя самого, с детски удивленным лицом, – и, ясно, корифей, два с половиной часа занятия – на одном дыхании), который всю эту неделю ведет у меня семинары на журфаке, вежливо недоумевал, почему я не знаю французского. Мама, почему я не знаю французского? Итальянского, испанского? Мама, где продают компакт-диски с моим соулом, босса-новой и регги? Я не могу так, мама, Алсу в мои годы уже снимала клипы с Маковецким, Макколей Калкин был одним из самым богатых актеров. У Пелагеи, а ей тоже восемнадцать, вон уже какой по счету альбом выходит. Пушкину, мама, уже первая ссылка светила всеми светофорами. Что происходит, мама?

Да, хорошо, я поступила на журфак в 15 лет, у меня тогда вышла книжка. Все. С тех пор три года я пишу статьи о ресторанах, картинг-гонщиках и крышах, перебиваюсь случайными гонорарами, тусую, глотаю книжки, заслушиваю диски до того, что они начинают дымиться, перемалываю эмоции в порошок и завариваю крепкий жж. Смотрю анимешки и Кустурицу, распеваю в ванной Бутч, Касту, Ленинград и Seal’а – мне восемнадцать лет, я заканчиваю третий курс журфака МГУ – мама, в какой безнадежной пробке стоит моя слава в своем Ягуаре, отборно матерясь и противно бибикая?

Не смейся, говорю, мама, посуди сама, это вопрос соответствия среде. Моя подруга only_you, всего девятью месяцами старше меня, на журфаке получает второе образование (второе, школу закончила в тринадцать), уже год живет самостоятельно, содержит себя и кошку (!), имеет послужной список в несколько десятков наименований качественных изданий, редакторствует, имеет под 800 френдов в жж, обладает идеальной формой ногтей и лодыжек и одевается безупречно – и ты предлагаешь мне не плакать от зависти по ночам?

Мой друг Йован, которому двадцать один – уж на что сверхъестественный раздолбай и хладнокровный убийца времени – модерирует сайт dirty.ru, раскручивает собственный хостинг-бизнес, признан "Ротором" Человеком Рунета-2003, и я, пытавшаяся помочь ему сдать все его хвосты, сообщающая ему по телефону об отчислении с журфака – беру у него интервью, потому что даже если он станет клошаром и будет жить под мостом, тыкая грязными пальцами в старый поцарапанный iBook – он останется неимоверно крут, в нем есть что-то такое бессмертно диогеновское, - впрочем, я могу написать о нем тома, мама, но как мне стать как он?

Моя подруга indica к двадцати одному году овладела всеми видами экстремального спорта, заработала мастера по горному туризму, кажется – да, Маха? – исходила и излазила все, что отвесно и непокоримо, исколесила недавно всю Индонезию и Таиланд, обладает колдовской, маргаритской неотразимостью, работает высокооплачиваемым копирайтером и пишет жж, который читает сама Линор Горалик – мне в связи с моей завистью к ней, мама, всегда вспоминается анекдот про мужика, пришедшего в хозяйственный магазин и мрачно попросившего веревку и мыло.
- Что, вешаться собрались? – спрашивается хамоватая продавщица.
- Нет, бля, помоюсь – и в горы, вашу мать!!!

Я не могу так, мама, мои локти искусаны в кровь.

Мой друг maza, учащийся курсом младше, редакторствует в «Личном времени», входит в игрожурскую и кинокритическую журналистскую элиту, всего себя посвящает любимому делу и живет жизнью абсолютно состоявшегося во всех сферах человека - со своей нимфой, которая, кстати, тоже впахивает так, что только держись.

Да о чем я, мама, khait, 4eeseburger, curspring - с ней мы только сегодня на лекции обсуждали Томаса Гарди, который заявлял, что человека нужно судить не по делам, но по замыслам его - вопиюще лузерская идеология! - так вот, даже curspring, к слову, при всей своей не-от-мира-сегости, романтической отрешенности и русалочьей лукавости умудряется писать для всего, что я только читаю, мой друг Раф, недавно получивший премию имени Артема Боровика – все, все мои друзья уже ледорубами штурмуют Олимп, не говоря о том, что в рюкзаках у них убийственное чувство юмора, безбашенность и персональные талантища у каждого в своем.

А я стою у подножья, пью автоматический-двадцать-рублей-в прорезь-для-монет горячий шоколад из бумажного стаканчика и, задрав башку, смотрю на ледяные олимповы брызги, веерами разлетающиеся от их шипованных подошв. У меня четыре хвоста, мама, и выданная тобою сотня рублей до гонорара. У меня толстая папка стихов, мама, и роман в самом начале, да только что я с своей глухою славой, мама, помнишь Сальери?

Мама улыбается любимыми с младенчества ямочками, лучиками морщинок:

- У тебя вон зато ресницы длинные какие, дура. Пойду, что ли, тебе за это блинов напеку.
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…