Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Мама, мне хорошо здесь (с)

Мама в мое отсутствие добралась до моего компьютера; какой-то мой тайный враг подучил ее подключаться к сети и открывать мой жж, и теперь она читает его вглубь, потому что впервые видит, и время от времени задает мне всякие удивительные вопросы.
При попытке поговорить с ней в последний раз я потратила 120 гривен за 12 минут, поэтому теперь буду экономить и писать ей письма.



(с) pavolga

Кус! Я в Украине месяц и одну неделю; я никогда еще так надолго не уезжала, но видишь ли, иногда твоя настоящая жизнь идет совсем не там, где ты привык находиться – она шлет тебе сигналы и намеки, и ты либо игнорируешь их годами, чтобы только ничего не менять, либо бросаешь все и едешь проживать ее, прекрасную. У меня тут форменный Форт Байяр, если по-честному, я сначала меняла по городу в сутки, потом вынимала из близких друзей крупные куски битых иллюзий, как специально обученный мальчик – стекло из спины Микки Рурка в «Рестлере» - они стонали и ни в какую не хотели с ними расставаться, - потом такую же дьявольски болезненную процедуру проводили уже со мной, потом приехали Зураб и Алекс, и мы просто ездили кататься на водном скутере, визжа на каждой волне и наворачивая пенные круги, и ели клубнику и черешню на пляже, собирая косточки в пакет, как хорошие дети, а потом все уехали, - я, кстати, очень ждала этого момента, чтобы засесть, наконец, за одну книгу, которая довольно давно хочет быть написанной, - но пролежала два дня навзничь в своей квартире на последнем этаже, опустошенная – и тут-то Алена сказала, что у нее в четверг тренинг персональной эффективности, «приходи, просветления не обещаю, но будет прикольно»

Ма, ты прыгала с парашютом когда-нибудь? Я летала на параплане пару раз, и если какой-нибудь улыбчивый мальчик с отбитым инстинктом самосохранения скажет тебе, что это прикольно – знай, мама, что это страшно до оцепенения. Прикольно потом, когда удается сложить параплан и приземлиться живой. Тогда не просто прикольно, тогда блаженство. Представь, мама, что- то подобное, только на этот раз ты разглядываешь не стремительно уменьшающиеся под тобой человеческие фигуры, сужающиеся дороги, машины, обращающиеся в блестящих майских жуков – а ты строго по Гумилеву заглядываешь в глаза всем своим чудовищам с очень небольшого расстояния; могу тебе сказать, что это ох как вселяет желание жить, трезвит и заставляет осознать всю глубину своего заблуждения на собственный счет. Профилактика гордыни, мама, крайне полезная штука.

За четыре дня я тридцать шесть часов провела в закрытом помещении без права сбежать, поэтому вчера и сегодня у меня праздник – я еду в Отраду, спускаюсь к морю по скрипучей канатной дороге с разноцветными кабинками, усаживаюсь на лежаке у моря, слушаю песню «Mockinbird» Анаис Митчелл, разглядываю собственные коричневые колени, иду в воду, покрываюсь отчаянными мурашками, заплываю подальше, чтобы понырять; еду домой в расстегнутых сандалиях, с мокрыми волосами и сумкой в песке, переодеваюсь, иду обедать в Толстый Мозес на Екатерининской, Стейкхаус на Дерибасовской или Пале Рояль за Оперным театром, потом гуляю по Приморскому или спускаюсь на Морвокзал, чтобы сесть на пароход и пофотографировать закат с моря; жареные бычки, как их подают в ресторане «Дача», или дорада, как ее запекают Ваня с Аленой, помидоры, которые еще немного – и лопнут оттого, сколько в них сока, вареники с настоящей садовой вишней, сулугуни в лаваше, борщи с пампушками, драники с красной икрой, все грузинские вина от Хванчкары до Саперави и прочая роскошь, доступная мне, покуда я в южном городе, - все это, как ты понимаешь, не очень способствует тому, чтобы вернуться к тебе узкой травиночкой, но я, не поверишь, не поправляюсь.

У меня слабая дыхалка и растренированные икры, поэтому я сняла себе квартиру на последнем этаже дома с крутой лестницей на улице Успенской, и когда мы впервые пришли ее смотреть с Рыжей, и мы едва не упали, пока добрели, а теперь я взлетаю домой за полторы минуты; у меня есть балкон, я убрала с него хлам, вымыла подоконники, поставила по углам ароматические свечи и теперь сижу пишу тебе это письмо, уперев пятки в пластиковые рамы. Первую неделю я ее совсем не любила, она душная, претенциозная и немножко наигранная – вся эта верба в вазах – плюс старый диван, который вздыхает совершенно по-человечески, если на него присесть – но потом я купила красивую чашку и пакет чая «Тысяча и одна ночь», и свечи, и это все, на что хватило моих представлений об уюте. Я валялась на сварливом диване круглые сутки, смотрела канал М1 (эмодын, мама), там у них есть программа «Чiпси, чiкси, лавандос», и ведут ее Женя и Таня – они ведут ее на украинском, мама, но я все понимаю – Женя тощ, неугомонен, развинчен, у него смешная татуировка на плече и он носит рискованные маечки; в тех местах, где М1 показывают без звука, я единственная, кто все равно не отрывается от экрана.

После того, как преподаватель Алина запретила мне приходить на занятия по академическому вокалу (Одеська музична академiя) с сорванным голосом, я перестала ходить в караоке-бар «Золотой Дюк» на Приморском и петь там, помимо песни Hallelujah, всякого Николая Носкова и Леонида Агутина; зато Кумир Юности Погребижская вытащила меня в Одесский оперный на «Травиату». «Травиата» в Одесском оперном, мама, поется на языке оригинала, но сопровождается украинскими субтитрами, поэтому все выглядит примерно так: мужчина в усах поет даме в красивом платье что-то по-итальянски, а над их головами всплывает текст:
- Вioлетте, я сьогоднi не у дусi. (не в духе)
- Чому?
- Батько приїхав.
- Ви бачились?
- Нi. Вiн не знає, як я тебе кохаю.

Или там.
- Моя загибель вас лякає? (моя смерть вас пугает?)

Или, допустим, либретто:
« Вбiгає Альфред. Закоханi кидаються один до одного в обiйми. Тепер, коли щастя так близько, Вiолетта хоче жити, та сили покидають її. Згодом з’являється i Жорж Жермон, вiн щиро кається у заподiяному. Вioлетта передає коханому на пам’ять свiй портрет i помирає …»

Упаси меня Господь глумиться – я мало что так люблю, как украинский; через две недели я понимала уже любые новости и могла читать с листа без глупых москальских ударений и переводить. Говорить не могу, но коплю любимые слова. «Спокуса» (искушение), «вiдгукається» (откликается), «умова» (условие), «добробут» (благосостояние), а еще, конечно, «красуня» (красавица) и «спiвак» (певец).

Кус, я приехала сюда купить украинскую симку и скопировать на нее штук семь московских номеров из двухсот пятидесяти и никому не давать номера; посидеть на пирсе, послушать, как дубленый крепкий старикан с седой грудью кричит на пляже «Молодежь! Припер центровую тарань!» (тарань – это вобла, мама, не поверишь), попросить в Стейке невозможный десерт из легкого теста с горячим шоколадом внутри, написать несколько коротких историй про счастливую любовь и определиться буквально с двумя-тремя сущими мелочами, а именно: в какой стране я хочу жить, если это точно не Россия, кем я хочу работать, чтобы никто не заставлял меня сдавать по главе в сутки, и я оставалась вполне себе счастливым любителем, - а я могу быть кем угодно, ты знаешь меня, даже певицей по субботам в ресторане «Веранда» на Ланжероне; и так ли я уверена, что хочу прожить всю жизнь одна; в этом и правда масса преимуществ, мама, кому это знать лучше тебя: никто не требует отчетов, забот и жертв, и ты сам себе опора и отрада – и значит, никогда не будешь предан; но все это волшебство, которому ты свидетель и очевидец, так мало стоит, если им ни с кем не делиться, слушай – больше того, копится невысказанным и отравляет кровь, и тут мы, кажется, чего-то не учли в нашей стройной теории, тебе не кажется?
Пока из всего, что мне точно удалось установить – это то, что я люблю тебя и Рыжую, петь, носить длинные льющиеся платья и города, где можно не сушить волосы перед выходом из дома, не красить ресниц и не надевать все имеющиеся кольца; где в каждом дворе по восемнадцать одинаковых кошек, спящих в умильных позах, и пароходам при выходе из порта пишут «тихий ход – 4 узла». А из планов на будущее – я хочу завести кошку, ребенка и длинную татуировку на правой руке. Уже немало, я считаю.

Что касается певиц в одесском ресторане, то вот тебе кусочек нашего выступления с Леной Погребижской 7 июня в арт-кафе «Победа» - полное уже веселье и безответственность, но потому и показываю.



а тут как мы его готовили
Tags: Одесса, фото
Subscribe

  • Перловка

    Мы с Сашей М. пишем песни для детского кино: когда он в городе, он приходит ко мне в гости, мы запираемся на три часа в комнате, и из-под двери…

  • Практическое буквоедение

    - Я им приготовлю рыбу с пюре, как в детском саду, - говорит Гаврилов. - Но только это будет идеальная рыба с идеальным пюре. Чтобы сделать идеальное…

  • Пять любимых баек

    - Скажите, а как вы предпочитаете кушать фиш - из вилкой или из ложкой? - Мне все равно, лишь бы да. Репетиция "Бориса Годунова" в Оперном…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments