Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:


(c) Паша Макагон

Мы вернулись.

Пар от дыхания, непривычно ровные тротуары, 883 непрочитанных письма, одежда пахнет лежалым, как на даче после зимы, и все какая-то неуловимая, но очевидная неправда; ровно сутки назад я ехала на белом велосипеде Simple по улице Успенской, ехала и пела "Спят усталые игрушки, книжки спят", а за мной шли Ленский, Мел и Нонна и подпевали; я знаю в Одессе пять (!) счастливых супружеских пар, от которых не сводит зубы, двенадцать отличных ресторанов, одного роскошного стилиста, полдюжины хороших дизайнеров, одного безумно красивого фотографа (с днем рождения, детка), одного косметолога без страха и упрека и одного мальчика двухметрового роста, который сегодня прощался со мной по телефону четырьмя разными голосами с разными акцентами - это потому что мы почти каждый день знакомились с ним заново: он был то учтивым польским киллером Юргеном, ни слова не понимающим по-русски, то тайным эротоманом Модестом, то грозой старших классов из села в Центральной Украине; я старею, мне стали нравиться традиции, радости быта, отношения без вторых доньев; маленькие компании, простые блюда, чужие детские фотографии и семейные байки; мы с Леной писали друг другу смски про еду в стихах ("Ох, люблю я тайский суп, милые друзья! А потом смотрю на пуп - уж не толст ли я?" - "Паста, паста с мидией - век меня кормите ей!"), Ленский ("Вова Ленский, ты кошмар вселенский") в минуту, когда меня нужно было похвалить, произносил веско "мамина киця", а когда осадить, перегибался через стол и говорил назидательно: "А ты давай сёрбай свое какао и не цигокай!", Родион в Шуzz'е сообщал, что кухня закрыта, а потом без слов отправлялся в магазин и возвращался с сосисками и помидорами, чтобы меня накормить, голодную, последнюю во всем клубе, Русланчик ежедневно звонил с работы спросить, хорошо ли я поспала и пообедала ли, незнакомый мальчик на улице подходил с букетом роз, потому что давно приметил и успел сгонять на угол к цветочнице; Настя как-то привезла в кинотеатр открытку с двумя моими портретами ее работы, которую сама клеила полдня и страшно стеснялась, что она коробится; ты сам поражаешься, как отвык от ощущения, что любим и лелеем, особенно - таким количеством людей одновременно, как-то очень естественно, без нажима, без учета, без подспудного желания как-то обязать и сделать должным; тебя как будто приняли и включили в очень продуманный и отлаженный круговорот любви в городе, доверили приумножать и распределять дальше по цепочке; она включает тебя, твою маму и всех, кого ты приведешь с собой в гости; она ни к чему тебя не обязывает, происходит от душевной щедрости и не предполагает никаких церемоний и расшаркиваний, упаси Господь.

Я долетела, да, поужинала, Яша меня встретил. Тут в целом сносно, но шоб да - так нет. Чувствуешь себя, как поц в маминой кофте. Симку украинскую боюсь вынимать, а то рванёт прямо с утра, и они мне сделают головную боль и вырванные годы. Серце плаче. Цьомаю.
Tags: Одесса, мама
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments