Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Category:

Семь лет назад



Это мне семнадцать, я пару дней как вернулась с югов, куда мы ездили с Черновой, как большие, без родителей, пить домашнее вино из пластиковых бутылок, загорать топлесс и кататься в Адлер на электричке сидеть в интернет-кафе; я впервые в жизни пробую закурить, у меня лежит пачка сигарет в сумке; холодно в городе, я ношу рыжий кожаный плащ с широкими рукавами и тяжелые ботинки-кирпичи; у меня полгода как жж, меня читают шестьдесят три человека, я пишу скверные стихи и посты, где предложения начинаются с троеточий; летом я искала работу, и меня привели под кабинет Саши Гаврилова, и вышел ко мне лучезарный кудрявый человек в гавайской рубахе, никогда не думала, что такими бывают главные редактора газет про книги, неделю назад, из того самого интернет-кафе в Адлере, с дискетки (!), я отправила в "Книжное обозрение" три рецензии на книжки, в сентябре выйдет моя первая целая полоса, которой я буду хвастаться всем на факультете; я живу в Среднем Кисловском, до Моховой мне три минуты, поэтому первую пару я всегда просыпаю; мне предстоит третий курс, я все равно самая младшая и самая громкая, Топор и Инин разговаривают со мной на пьянках нарочито вежливо, как с идиоткой, и переглядываются; сердце мое разбито Перестукиным, но очень скоро, дня буквально через три, мы пойдем гулять куда-то с Махиной и девочками, я даже помню эту кофейню, и там мне представят двухметрового кудрявого бордера со смешной кличкой, и больше всего меня поразит, что у нас часы сигналят почасово, с разницей в полсекунды, очень забавно будет на лестницах целоваться под этот саундтрек; но это потом все; сейчас мой друг М. снимает студию на Пролетарской, в ней ничего нет, кроме фонов и чая разных сортов, мы слушаем в ней группу 5'NIZZA, только выпустившую первый альбом, и Уайклифа Джина с Мэри Джей Блайдж, он фотографирует на каком-то невероятном нерве и азарте, это его черный шарф вместо топа, там еще бутылка граппы фигурировала, которую мы разбили потом случайно; не бывает никакого будущего, потому что еще нет прошлого толком - семь лет назад было десять, это не я была - поэтому я злоупотребляю словами "всегда" и "никогда", прилагательными в превосходной степени и вообще громкими эпитетами, и после двадцати пяти - ну тридцати - для меня резко, как болото, начинается старость: "это нам будет по тридцать с тобой, - говорю я, - мы будем старые и богатые, про нас кино уже снимут, назовут "Журфакеры"; даже когда все хорошо, внутри гудит ужасное предчувствие катастрофы; я еще никого не знаю из тех, кто будет системообразующим звеном в моем настоящем; первый мобильный у меня появится только через два месяца, в ноябре, Nokia 3310, тяжеленькая, с крошечным зеленым дисплеем, и будет еще года три потом; компьютер первый - через полгода, мы поедем выбирать его на Горбушку с Тонычем и М., а так я хожу в интернет-кафе в Охотном ряду, чтобы смотреть там "Масяню", в основном, и читать Аню Заболотную; в общем, не меняется ничего, по большому счету, разве что я состригла волосы до попы, утолила тщеславие и начисто утратила желание кому-нибудь что-нибудь горячо доказывать, воевать и драться; стало получше с деньгами, кожей и мамой, и можно уехать теперь в любой момент куда захочется, не было слаще мечты в семнадцать лет; хотеть чего-нибудь так отчаянно и сильно, как тогда, я больше не умею, зато и уничтожить меня совсем не так легко, как тогда; мама сегодня мне выдала неожиданно, что я стала гораздо лучше с тех пор, в самом человеческом смысле, хотя редко позволяет себе такие непедагогичные заявления; а я все мечтаю собрать большую коробку, положить туда все свои камеры, айпады, крутые кеды и майки, книги и диски со своим именем на обложке, фотографии дальних стран, где я буду, и страницу из блокнота, где мне пишут какую-то смешную фигню люди, которых я тогда вижу только по телевизору и отправить себе в семнадцать лет, мол, не сцо, это не просто не конец, это даже толком не начало, это титры еще, затакт, успокойся, остынь, ничего твое не уйдет от тебя, а что уходит - черт с ним; когда изобретут такую почту, я немножко скрашу себе юность, - и буду, наверно, реветь, когда что-нибудь получу назад - какие-нибудь неиспользованные отрывные, жалобы на кота и нерезкие фотографии и прыгающие видеозаписи с дорогими, которых больше нет.
Tags: мама, фото
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…