Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:
Я знаю, в каком году он впервые появился на сцене, что он пел на пробах для лейбла, в каких телешоу участвовал в десять лет, сколько раз менялась за карьеру его прическа, когда он сломал нос, когда потребовалась вторая ринопластика, в мюзикле какого года сыграл Страшилу, когда он заболел витилиго, начал светлеть и до каких пор скрывал это, когда познакомился с Квинси Джонсом, на съемках рекламы чего на него упал осветительный прибор и спалил ему затылок, в какую ногу его укусил ядовитый паук и что потом было, когда он купил ранчо и почему назвал его так, все по годам его диски и треклисты этих дисков, сколько раз он был введен в Зал Славы, в каком отеле остановился на первых гастролях в Москве и написал там знаменитую песню, когда познакомился с Лизой Марией, на какой церемонии поцеловал ее прилюдно и что сказал при этом, когда развелся с ней и что она написала на myspace сразу после известия о его смерти, когда познакомился с Маколеем Калкином и почему попросил его быть крестным его детей, сколько заплатил Дебби Роу за отказ от родительских прав, откуда Блэнкет, почему Элизабет Тейлор; я знаю, что он снялся в шести фильмах, из них два документальных о нем самом, и видела эти фильмы; я пересмотрела всю доступную home video хронику про детство Принса и Пэрис, все интервью с Опрой, все интервью Jacksons 5 в голимых шоу для домохозяек семидесятых годов, все его разговоры с полицией, и как полицейские заперли его однажды в туалете на 45 минут и курили вчетвером в дверную щелочку; когда начался некроз тканей, когда его мимика стала окончательно неродной; я знаю год, когда он стал красивым, год, когда перестал навсегда; я знаю, что, вопреки всему, он был счастливым человеком, отличным отцом и - гением; я знаю, что люди смертны, боги тоже, и его смерть сделала для его мифа, над которым он так корпел, не меньше, чем жизнь; со дня его ухода я пару раз в месяц провожу бессонную ночь в ютьюбе, отыскивая все новые и новые куски паззла и все жду, когда он сложится в цельную картину и меня перестанет так колбасить; но колбасит только пуще, и я не понимаю, как справиться с этим: то ли книгу сесть писать про него, то ли раскопать ту первую кассету Bad, которую мне подарили в восемь лет, и стереть ее, то ли придумать себе осознанный сон, где поговорить уже с ним; я даже не знаю толком, что меня так мучает - да, он правда был, вот такой, умудрился сделать вот столько, побыть десятком разных людей с одинаковой улыбкой, умереть до старости от передоза, какой молодец, все как по-писаному; чего подыхать, он лет пятнадцать уже не был тем, от чего так захватывало дух в детстве; но я не могу, не могу, это бред какой-то, голимый Оззи Озборн жив, здравствует и собирается в Москву с гастролями, а его нет, нет навсегда, и я как будто тоже немножко среди тех, кто его травил и предавал; это какая-то почти религиозная история, мне за него больно физически, Лимонов писал о нем колонку в GQ как о последнем святом, и как ни дико это звучит, у него ведь абсолютно мессианская биография - все вершины надо покорить и все ады пройти, чтобы умереть наконец и покоиться с миром; какая-то невероятная статистика по самоубийствам среди его фанатов за прошедший год; все уже, все, Sony заключила контракт с Джексонами на семь лет вперед, в ноябре выйдет диск неизданного, он никуда не делся, мы даже услышим его новые песни; только мы что-то очень важное проебали, пока хихикали над его фотографиями из Бахрейна, что-то безумно важное, и теперь уже никогда не будет шанса ничего поделать с этим.


Tags: Король
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments