Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:

Иные реальности



Ооо, я расскажу вам, как это было – это было потрясающе. Такие ночи жизненно необходимы – как экспедиции в другие миры.

Когда only_you намекает на мое темное модельное прошлое – она имеет в виду то, что где-то лет с двенадцати я училась в нескольких модельных школах, зарабатывая дипломы, отличные фотосессии, телефоны нужных людей, влюбленности и какие-то смешные первые деньги. Потом был экстернат, вышла книжка, я поступила на журфак – стало не до показов, надо было работать головой, полностью сменился круг общения – короче, затянуло в совершенно в другую жизнь. Но нужно знать, что контакты в модельной сфере никогда не пропадают – ты продолжаешь светиться в картотеках и электронных записных книжках дизайнеров; согласишься ты приехать на дефиле или нет – дело твое, но люди, которым ты форматно подходишь, никогда о тебе не забывают.

С этой смешной тетенькой, выглядящей абсолютно несусветно в этой конкретной реальности, данной нам в ощущениях – но при этом совершенно стандартно для модельера фрикового фэшна, мы познакомились, кажется, на конкурсе «Мисс Журфак». Она директор бутика «Подруга брата» - это то, что еще можно носить, но уже никак нельзя назвать одеждой; скорее – униформа для каких-нибудь кокаиновых пати в параллельных мирах. Очень смешно, очень голо, немыслимых оттенков, фактур и сочетаний. Она говорит, я ей ужасно понравилась тогда – я же совсем не манекенщица, я не подвожу беспрестанно брезгливые губы темным контурным карандашом, разглядывая собственное безупречное тело в зеркале и выкуривая одну тонкую сигарету за другой; я вообще почти не крашусь, у меня не идеальное тело, и курить я тоже не курю – я ношусь по клубу вихрем, хохочу, травлю анекдоты, щиплю безгласных голых девочек за попы и вообще вызываю головокружение. Она вызвонила меня вчера и попросила быть сегодня в «Министерстве» - не вопрос.

Мама скулила, что никуда меня без себя не пустит. Я долго смеялась, но в клуб мы отправились вместе.

Ооо. Ооо. «Министерство» - это брутальный дизайн, дресс-код, фейс-контроль, широкоэкранные мониторы в туалетах и пять центнеров пафоса на один квадратный метр. Иностранцы, коктейли от двадцати баксов и аксессуары на девушках – от пятисот. Тут главное – не думать об этом; ты со своей 58-летней мамой и короткой юбкой за двести шестьдесят четыре рубля – делаешь их всех со свистом, потому что при этом в тебе под метр девяносто росту (каблуки – сантиметров восемь), волна темно-русых волос до попы и второй – окей, не третий, но все-таки – размер груди; ты умеешь танцевать, и ты здесь на работе. Нужно рубиться и быть как можно естественней.

Теперь самое. У нас с Трепой есть любимый манекенщик – Даня, самый покупаемый на Западе российский мальчик, редкий уважающий себя русский глянец выходит без фотосессии с ним. Это двухметровое рыжее волшебство без ресниц, с тонкими пальцами и чертами лицами, абсолютная бесполость и прозрачность, кусок высококачественной глины, из которого каждый фотограф/дизайнер лепит то Марлен Дитрих, то серафима героиновой эпохи. В ГУМе и в Охотном ряду его можно встретить в примерочных «Дизеля» или «Бульдога» - в «Министерстве» он танцовщик.

Я вчера впервые наткнулась на него в гримерке, где он, глядя в треснутое зеркало, сосредоточенно подводил черным свой прекрасный глаз – какая-то тетка говорила ему, что что-то сорвалось и кто-то не приехал –

- Блядь. Да ебал я их всех в рот. – спокойно отвечал Даня своим прекрасным высоким голосом и продолжал красить глаз; Верочка же стояла у него за спиной с видом наблюдающей северное сияние. Ооо, что это за мальчик.

Но потом началось что-то совершенно неописуемое: Даня, в смешных кедах и коротких джинсах, кожаном нечто сверху, цепях и браслетах, с подведенными глазами и рыжими волосами на одну сторону – отжигал на сцене с девушкой в красном. Девушки, конечно, просто не существовало рядом с Даней – Даня стрелял в публику стальным бананом, облизывал кончики пальцев и обводил ими соски, замирал, шизофренически улыбался, вглядывался в публику, как в зеркало – и оглаживал себе волосы, рассматривал собственные зубы, лизал пальцы и тер их об одежду – изображая наш любимый жест любования собственным маникюром, - при этом не переставая изумительно, гуттаперчево двигаться. Потом он выходил в юбке, ковбойской шляпе и повязке на лицо, потом – в какой-то искрящейся чешуе и майке с булавками – собирая рыжую копну в хвост или огнисто тряся ею над залом. Это человек-Апокалипсис. Это что-то такое жуткое и прекрасное, как танцовщики на Пире во Время Чумы. И двадцатью тысячами знаков – этого не описать.

На нас в это время меряют какие-то кислотные короткие тряпки, мы пьем коктейли и знакомимся – нас пятеро, среди нас голубоглазый блондинисто-кудрявый мачо, смуглокожий, ммм – при этом сама галантность и внимательность; смеется, говорит, что на Даню смотреть не может – теряет рассудок. Объясню дальнейшую прелесть ситуации – вы в основном общаетесь либо совсем голыми, либо что-то надевающими или стягивающими. Первое время тебе нечеловечески стыдно – особенно в присутствии юноши, который тебе нравится – потом происходит странный эффект восприятия собственного тела совершенно отдельным от тебя. Все твои пятнышки, складочки, трусики-стринг как единственное, что на тебе надето, капельки пота от софитов и переодевания в страшной спешке, – это все ужасно, конечно; ему-то стесняться нечего – у него аполлоново тело и черные боксеры от Hugo Boss. Но интимно, стесненно ты себя больше не ощущаешь – именно поэтому можно выйти на подиум танцевать в платье без пуговиц, и будет видно решительно все – но ты уже не восемнадцатилетняя девочка, разглядывающая себя в зеркале в ванной, ты представляешь собой некий экспонат, и все твои крупные бедра и незагорелые плечи – части этого шоу, и значит так надо.

Я очень люблю саму атмосферу показов – дикая спешка, теснота, кто-то хохочет, кому-то порвали колготки, мне хочется петь военные песни – все голые, все в каких-то убийственных позах в попытке натянуть на себя шорты со стразами и нарисованной свиньей, привязать к купальнику на попе красный мужской галстук – безумие, безумие, безумие. На сцену, дура, чего ты стоишь!!!

Есть еще порох в пороховницах, скажу я вам. Люди аплодировали и свистели, мама потом рассказывала, как толстые лысые дядьки на верхнем этаже улюлюкали и кричали – «ооо, наш человек!!!» - я зажигала на сцене в розовых латексных юбках с обезьяньими хвостами и поясах с одной пристроченной штаниной – пускала волну, ударялась в латино, что-то творила с волосами, стянутыми в высокий хвост – могло быть и лучше, но слишком мало времени на переодеться, и нужно было спешить.

Снимало ТНТ и какие-то мальчики фотографировали профессиональными камерами. После показа два солидного вида мужика пригласили танцовщицей в свои клубы. Оставила телефон.

Взмыленному голубоглазому мачо дула в челку, чтобы не было так жарко – он за это старательно отводил глаза, когда с меня стягивали тесные белые клепаные майки. Смотреть человеку в глаза, после того, как он видел тебя такой, какой даже мама не видела – и при этом ты не помнишь, как его зовут – страшно стыдно, но лучше не думать об этом. Чмокнула его в гладкую щеку после показа и не стала искать, уходя.

Даня танцевал уже в каком-то серебряном корсете и драных штанах, когда я уходила. Охранники «Министерства» коротко гоготнули, увидев, как Верочка, отойдя метров на сто от клуба, достала из пакета кроссовки и со стоном облегчения стащила с себя узкие высокие туфли и перелезла в них.

Дома ее ждал горячий Несквик и недописанный реферат по стилистическому своеобразию языка журнала «Афиша». И синий рассвет. ;))
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…