Вера Полозкова (mantrabox) wrote,
Вера Полозкова
mantrabox

Categories:

Назад в будущее

Живу очень по-дворянски, чувствую себя Бедной Настей. Скучаю, изучаю историю Российской империи в занимательном изложении, езжу к дядюшке в родовое гнездо и пью на веранде чай с чабрецом. - Где ты работаешь? - Работаю над собой. Отращиваю ногти, держу очи долу и спину прямо. С любезным другом gradient'ом общаюсь на манер:
- Я тут катаюсь на роликах в месте Вашей предположительной дислокации, сударыня. Жажду лицезреть Вас, прежде чем покину Отчизну во вторник.
- Сударь, не хочу Вас печалить, но я гощу у дяди, навещаю дедовские могилы. А куда изволите ехать на вакации?
- К турецким подданным, сударыня.
- Ах! Шарман!

Люблю Парфенова до сердечных спазмов; "Российскую империю" издадут когда-нибудь как The Holy Bible отечественной тележурналистики. Леонид Геннадиевич для меня - идеал репортера, которым я никогда не стану: с юношеской восторженностью в очах переться на раздолбанном велосипеде по радищевскому маршруту, пускать картинного крестьянна в кадр, забираться в какие-то катакомбы, отсматривать тонны кинопленок и книг в поисках аллюзий и баек, сидеть часами в снегу, чтобы отснять коротенький стенд-ап про то, как дрянно сидеть в снегу и сейчас, и тогда - чтобы потом вырезать восемьдесят процентов, а сердце обливается кровью, такие золотые кадры, Господи, как мы маялись, и все равно ничего не помещается - это все нечеловеческий героизм, мне с моей ленью только сидеть и ахать. Я же помню, я короткий сюжет про драматурга Макса Курочкина делала, так мне было жалко каких-то общих планов спектакля до слез - такие графичные, черт, билась, кромсала, вырезала вкусные реплики. А он - копается в таких алмазных россыпях, и умудряется быть таким немногословным, каждый кадр шлифует ювелирно, до филигранности - корифей, надо бы чувствовать собственное ничтожество все время - а ты хихикаешь гомерически, он же, полутораметровый отважный гений, лезет куда-то с реечками в рост Петра, чтобы показать, куда он не пролезал, только в кровать в Царском Селе не ложится, чтобы продемонстрировать, в какой позе спала императрица-матушка. Люблю его страстно. Преподавал бы на журфаке - бросила все, ушла бы на кафедру телевидения. Была бы ленивым бездарным репортером, но не жалела бы никогда - из серии "А я, внученька, жила при Парфенове!" - "Бабушка, столько не живут!"

У меня, кстати, были семейные "Намедни" - дядя и мама все выходные рассказывали мне о презервативах "Баковка" по три копейки, которых было не достать в семидестятые, о том, как они воровали горох после войны и о том, как однажды маму воткнул головой в сугроб ее старший брат Володя, которого они похоронили месяц назад. Она там торчала и болтала худющими ногами в валенках, а вся улица умирала от хохота. Дядя Сережа, любимый мамин брат, фактически заменивший мне отца, в юности был нецензурно, неописуемо красив - встреться он мне сорок лет назад, это была бы погибель моя. В его сыне, моем брате Илье, метр девяносто семь - когда мне было три года, мне приснилось, что я кричу ему снизу, а он меня не слышит, такой огромный - я пришла к маме и сказала, что вырасту как Илюша, иначе не будет мне счастья. Не дотянула четырнадцать сантиметров. Но зато он меня слышит теперь, кивает - а я люблю его за то, что это единственный мужчина в моей жизни, до которого нужно тянуться, чтобы поцеловать.

Ногти растут быстро, мучительно и слоятся. Никогда в жизни не растила, но нужно менять мир, и начинать как всегда с себя - дальше обычно никогда не хватает сил. Их хочется грызть так, что сводит скулы, приходится красить прозрачным лаком каждый день, и они ужасно смешно стучат по клавиатуре, как собачьи когти по паркету. Но зато можно угрожающе отбивать ритмы по стеклу на столе, и будет - ура! - отчетливо слышно. И еще, если почесать в затылке, слышно такой классический скреб - таким озвучивают мультики, если там кто-то задумывается. Ради этого стоит потерпеть, по-моему.

Осталось перестать материться и выучить французский. По батюшке я Комиссаржевская, в матушке же совершенно царская стать. Еще научиться танцевать менуэт и играть на фортепьяно еще что-нибудь, кроме мелодии из рекламы "Нескафе" и чижика-пыжика.
И писать при этом какие-нибудь ядерные чернушные романы, чтобы наслаждаться контрастом.

У меня все хорошо, кстати. Давно хотела сказать. :)
Tags: Дядя Сережа
Subscribe

  • (no subject)

    сойди и погляди, непогрешим, на нас, не соблюдающих режим, неловких, не умеющих молиться, поумиляйся, что у нас за лица, когда мы грезим, что мы…

  • (no subject)

    грише п. начинаешь скулить, как пёс, безъязыкий нечеловек: там вокруг историю взрывом отшвыривает назад, а здесь ветер идёт сквозь лес, обдувая,…

  • колыбельная для ф.а.

    сыну десять дней сегодня засыпай, мой сын, и скорее плыви, плыви словно в маленькой джонке из золотой травы вдоль коричневой ганги в синий фонтан…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments