Category: мода

mouth (c) slovno

Blacksquare


(с) Владимир Васильчиков

В осеннем Blacksquare, обновленном и улучшенном, вышло интервью, которое взял у меня как-то летом Кирилл Иванов, поэт, журналист и красавец, с ним для этого номера сняли фэшн-стори, и это причина, по которой лично я купила журнал - и фотосессией, на которую Владимир Васильчиков потратил как-то девять часов жизни моей, своей и стилиста Василисы; девять долгих и трудных часов, исполненных сарказма, паники, психотерапии, ощущения абсурдности происходящего, сексологии, напряженных пауз и борьбы с аппаратурой.

Нет большего счастья, чем работать с профессионалами. Этим текстом и этим визуальным рядом к нему закрывается сразу много тем, и больше мне принципиально не хочется никаких интервью и съемок - ближайшие полгода как минимум.

Автограф-сессия на ярмарке Non-Fiction

Мы тут вчера с Олей и Шаши встретились поподписывать книжечки.

Самое милое дело - это какому-нибудь модному юноше в очках и псевдоинтеллектуальном кашне орать вслед - э, листен, май френд, бук фор хандред рупиз фор ю, ласт прайс! клоузин тайм, бест прайс! гуд кволити, ай мэйд ит бай майселф! телл ми йор прайс! ю хэппи - айм хэппи! айм нот фуллинг май кастомерз!

Хохотали два часа как дураки совсем.







Collapse )

за фотографии нежное спасибо любимому другу Яше Печенину
профиль (c) astashka

Алан Тагер

С завтрашнего дня в Музее начинается вот этот семинар. Я попала на четыре занятия с Тагером в ноябре; он производит несколько важный действий: во-первых, дает довольно большой пласт фактической информации о цвете и его функциях; форме и ее функциях; во-вторых, обязывает рисовать, довольно интересные вещи, а меня вот, например, иначе никак не заставить взять в руки пастель. Алан, пожалуй, грешит абстрактностью; слова "творчество", "энергия", "мир причин" затаскивает до полного обессмысливания; но с ним, например, замечательно разговаривать про питерский концептуализм или мировые религии, он перестает повторяться и совершенно преображается. Я почерпнула для себя много интересного - на последнем семинаре мне, например, популярно объяснили, в чем заключается модная нынче теория струн.

Помимо прочего, налицо психотерапевтический эффект - мы на первом занятии с мамой рисовали на пару свое прошлое, настоящее и будущее и самых главных людей, окружавших нас в каждый период. А на следующий день - рисовали свою жизнь, как если бы сами ее придумали. Очень сильное чувство, хочу сказать. Очень сразу наглядно, что у тебя да как.

Рекомендую.
  • Current Mood
    working working
хохот (c) pavolga

Вторник


  • С Боичем посидели в "Пилзнере" на Маяковской; приносят счет.

    - Дать тебе денежку?

    - Не надо, у меня проездной.

    И кладет сбербанковскую кредитку.



  • Говорим об официантке.

    - Нет, ну Вера, есть же люди, которые правда любят свою работу.

    - Я считаю, что это миф, такой же, как и женские оргазмы.

    - Женские оргазмы тоже бывают, я видел в кино, в документальном.

    - Документальном, Боич?

    - Да. В немецком документальном кино.



  • Мне подарили сегодня гламурный чокер.

    19,21 КБ

    31,55 КБ

    27,36 КБ

    19,47 КБ

    Вопиющая штука, провокационная, непонятно, с чем носить и куда, но когда, ей-богу, нас это пугало.

    Как пел в моем раннем детстве Александр Малинин, пластинки которого мама любила слушать на ламповом проигрывателе -

    Мне осталась одна забава:
    Пальцы в рот да веселый свист.
    Прокатилась дурная слава,
    Что похабник я и скандалист.

    Прошло, что называется, пятнадцать лет.

Ласкаво просимо у мiсто-герой Одесу

Последний вечер в Одессе; так всегда - только приехали, а уже число и месяц совпадают с датами в обратных билетах; мистика.

Меня вчера крайне официально сводили на концерт Тимати в местную цитадель гламура, клуб Ibiza (поят не очень, всерьез предлагали им завести фирменный коктейль "Ибицкая сила"); так там ходят точеные одесские девочки в мини, с идеально прямыми челками на глаза и пожимают плечами в телефоны - "де ти, я тебе не бачу".

Певец Тимати, он же, понятно, вышел и завел старый, ни к чему не ведущий разговор - где лучшие тусовки? у нас в клубе. Где лучшие подруги? - у нас в клубе. Где люди живут хип-хопом? - у нас в клубе.

А я стою с камерой где-то над сценой, слушаю, как предсмертно хрипит во мне чувство прекрасного и вдруг понимаю, что блондинистая девочка с косой стрижкой, которая у него в бэк-вокале и таким вот капризным, как положено, голосом, поет: Тимаааати и ди-джей Длииии - ужасно похожа на одну мою старую знакомую. Я жму на максимальное приближение в камере, и так и оказывается - Теона Дольникова, звезда мюзиклов "Метро" и "Нотрдам-де-Пари", вообще один из самых сильных джазовых голосов из тех, кому до тридцати.

И тут я, понятно, тихо оседаю.

Она реально очень круто поет - но не у Тимати же, нет.

Мы с Теоной одновременно поступали на журфак когда-то; водили во времена моей кроткой юности непродолжительное, но близкое знакомство. Я за ней чутко слежу, она талантище.

Происходящее заставляет меня погрузиться в тягостные думы.

С другой стороны, говорю я себе, может, там у них весело. Может, Тимати, когда напьется, смешно косеет, надувает губешки и заговаривается, и Тэку это так развлекает, что она не может отказать себе в удовольствии. После концерта спускаюсь вниз и машу ей из-за спин секьюрити. Тэка меня узнает, радостно поражается, забивает в трубку свой телефон.

Очень красивая, совсем, конечно, другая. Но адекватная по-прежнему, милая, очень своя; у русского арэнби есть одно, оказывается, человеческое лицо.

Больше всего меня умилила, конечно, картинка, когда Тимати подзывает какого-то местного лысого хип-хопера, "Жиган, мое посольство на Украине" - отводит его в сторонку, показывает пальцем в толпу и кивает на какую-то девочку. Жиган спускается в зал, оглядывается по сторонам, явно теряет цель, выхватывает под локоток какую-то пьяную от счастья блондиночку в ультракоротком зеленом и утаскивает за кулисы. Блондиночка машет ладошкой толпе.

***

Тут гениальные таксисты. Одесса вообще - большая портретная галерея.

Вчерашний, молодой, бойкий, голубоглазый:

- Тут притормозил как-то, спрашиваю - она вообще говорит, сорок долларов минет. А так - сто двадцать гривен раз, сто восемьдесят - час. Сколько за час успеешь - все твое. А вообще, дешевле поехать в женское общежитие; купить цветов, снять сауну - ну и на сколько тебе здоровья хватит. Это ж девушки-то какие, с фигурами. Девять этажей баб, о чем им там еще думать. О конспектах? Я вас умоляю. Тут девочки в школу идут - юбки с мою ладонь шириной. Мы про них говорим - "книжки в сумцi - член на думцi". А мне-то что, мне без надобности. У меня дома жена, мне бесплатно все.


Или там.

У меня вообще памяти на имена нету. Меня с женой три раза знакомили, пока запомнил.

- Давно женаты?

- Два с половиной года.

- Счастливы?

- Да по уши.

***

Сегодняший был за правым рулем, татуирован, в бандане, с бородкой, с тремя золотыми серьгами в ухе. По телефону:

- Мы на Магеллановы шли, завернули на Дрейка; я не знаю, зачем они за нами пошли. Мы шли на Монтевидео. Баллов семь-восемь было. Мы бушприт только потеряли, а они мачту там, паруса. С вертолетами искали, рыбаков подключили. Тела так и не нашли. Жена сейчас страховку получить не может, потому что он вроде как пропавший без вести - я не знаю этих тонкостей. Я тебя о чем хотел попросить - он мне оставил снаряжения, когда уходил, хотел вернуться потом, самолетом забрать, сказал, ему так удобней. Так килограммов семнадцать, может, двадцать. Я это все за один раз не запихну в самолет. Ты бы забрал у меня часть, хотя бы гидрокостюмы. Я бы мог это продать все и деньги ей переслать, но я даже заикаться боюсь об этом.

***

Только что, кстати, ездили с Настей на Восьмую станцию Фонтана, лазали по яхтам.

Яхты прекрасны.

***

Играли с Настей в города сегодня, лежа на пляже валетом на моем черном полотенце с розами. Почему-то больше всего мук было по поводу городов на "И".

Придумали города Иглоуколовск, Издевательск, Ист-о-Вестовск (это где-то ровно посередине России, за Уралом), Исступленинск (и, соответственно, Уэст-ступленинск) и Импотентск.

Устали.

С Рыжей шли позавчера по Екатерининской, видим громадный борд с золотым стулом и золотой шторой в крупные вышитые цветы и слоган - "Стихия гламура в Вашем доме".

Прониклись.

- Вдумайся только, Рыжая, стихия гламура.

Рыж, не задумываясь: Нет, золотые стулья, Вера, это не убеждает. Для меня стихия гламура - это Ксения Собчак, плавающая в море собственных туфель.

***

На закрытых дверях в магазины тут пишут:

"А мы все равно Вам очень рады".

Или там, сегодня, в Аркадии, надпись на картонной коробке с деньгами рядом с живым крокодилом:

"Крокодилу
на текилу,
героин
и дорогу к Нилу".

Все с большой выдумкой в этом городе.

***

У меня кирпичные шечки, как у Сони Грач, дочки Фроима Грача; я хожу по городу в красных платьях и плетеных босоножках, и мне так хорошо, что я даже под душем не могу прекратить улыбаться.

Настя Чужая перед выходом из номера деловито рисует стрелки на глазах сначала себе, потом мне - просит открыть, закрыть и снова открыть глаз, вытягивает роскошные свои губы от усердия.

С нашего чердака видно пол-Одессы, и сегодня ночью мы притащим туда бутылку красного и арбуз, и будем пировать, пока нас не погонят с крыши гневными швабрами.

Жизнь. Потоками.


  • Ирочка, староста моей группы, идет мне навстречу по коридору и несет в руке тяжелый кожаный кошелек с металлическими заклепками.

    - Ты чего размахиваешь деньжищами?

    - По дороге нашла. Надо объявление написать.

    Мы открываем кошелек и находим внутри россыпь кредитных карт на имя Дарьи Такой-то; в основных отделениях три штуки рублями и два Франклина. В уголок засунута бумажка с платежкой за телефон; мы набираем номер, и через пять минут прибегает офигевшая Дарья Такая-то:

    - Вы поосторожней, барышня. Мало таких благородных, как мы.

    - Ой, спасибо! Там бабла же немерено!

    И убегает, радостно топоча каблуками. Никакого, разумеется, вознаграждения. Даже в глазах не мелькнуло.

    Иришка, как-то остекленело: Да. А пригодилось бы.

    Я: Да чего. Чужое не наше.

    Иришка: Да просто отчисляют за неуплату. С "Эха" уволили после четырех месяцев практики, ни копейки не заплатили. "Вы нам так нравитесь, так нравитесь". Думала, хоть накоплю. А теперь хоть на улицу иди пой. Узнают, что и прошлый семестр неоплачен - так я даже попрощаться не успею.

    И улыбается. Улыбается.

    Решили с мамой помочь ребенку. Потому что даже если бы внутри не было никаких координат, а Иришка бы третий день пробавлялась сухариками, она написала бы объявление и оставила бы кошелек нетронутым в учебной части.



  • Толстый дядька в строительной робе, с волнистыми полуседыми волосами в хвост, отчаянно матерясь, карабкается на стремянку в магазине Л'Ореаль в ГУМе, чтобы повесить под потолок маленький серебристый колокольчик.

    - Наебнешься, блядь, и будет тебе Новый год.

    И ощущение праздника сразу какое-то просто немыслимое.



  • Found Life, как сказала бы Линор Горалик:

    Проходим с Полиной на эскалатор в Охотном ряду.

    Высокая блондинка в куртке и небритый юноша чуть пониже ростом: она отбивается, он догоняет; они встают у эскалатора, он стискивает ей руками запястья:

    - Ну что, расходимся, все? Мы расходимся?..

    - Отпусти!

    И нас уносит наверх.



  • Игорь: В геи пойду. Сразу найду хорошую работу.

    Я: Игорек, геи вышли из моды еще три сезона назад.

    Игорь, оживляясь: Да? И кто теперь в моде? Которые с бабами обратно?

    Я: Асексуалы теперь в моде. Которые ни с бабами, ни с мужиками. Вообще. Никогда. И страшно этим горды.

    Аня - Игорю, назидательно: Ты Верочку-то слушай. Она в этом деле спец.

Ноябрь. Ассорти


  • Дядька кандидат-наукского вида, лет сорока, с усами, в очках и спортивной куртке - идет и отогревает дыханием одну оранжевую розу, закрывая ее от ветра ладонью.



  • Моя любимая чернокожая подруга Кристина - курчавые жесткие волосы, пухлые губы, коричневые по контуру, розовеющие к внутренней стороне, ослепительная негритянская улыбка - всегда жила здесь, обожает чесночные сухарики "Емеля" и очень, очень своя, без малейшего акцента и неловкости; ходит сегодня по журфаку с бриллиантовой звездой Давида на шоколадной шее. Смотрится это совершенно дико.

    Я: Крис! Ну звезда-то тебе зачем?

    Крис, с гордостью: Ну ты что, я же еврейка наполовину. Мне никто не верит, мне же надо как-то это продемонстрировать. Все раньше просто выпучивали глаза, а теперь вот на шею пялятся конкретно. Это же круто. Что я не просто черная, а черная еврейка.

    Руби: А ты не боишься, что тебя, ээ, побьют за это антисемиты?

    Крис: У меня и раньше было не меньше шансов.

    И мне потом, позже:

    - А? Каково? Я прямо ходячий вызов всем национальным нетерпимостям одновременно!



  • Красавец Костя Полесков (как однажды давно Витя Перестукин, дергая меня за тугую косу), бросает мне, стоящей с огромным рюкзаком, в черной кофте с горлом, телефоном и волосами в хвост:

    - Tomb Raider.

    Я, по-джолиевски надувая губки: Simplified version.



  • Преподавательница по моде, доктор искусствоведения, настоящее светило, аристократичная, чуть чопорная статная дама с тяжелой копной пепельно-седых волос, собранных на затылке, в элегантных беретах и плащиках, Раиса Мордуховна Кирсанова, - говорит "побывала в музЭе", цитирует классиков ("Вот всем на презентации подарили цветочки - а мне платочек с орнаментом из Пазырыкского кургана, потому что я же все-таки научная дама!") и все рассказы о моде двадцатого века начинает неподражаемым: "А вот когда я была юной барышней…" - знакомит нас с определенным видом ткани:

    - Вот у Гоголя было, в "Шинели" - "и на подкладку положили коленкору высшего сорту!", а у Толстого все вот эти крахмальные коленкоровые манишки - все это басни, девочки. Коленкор - это промежуточный этап между самым примитивным миткалем и ситцем. Крахмал с него осыпается, и он становится просто… маловыразительной тряпкой!

    И брезгливо так - "именно что!"

    И смотрит на свою фотографию с какого-то пафосного мероприятия в журнале "Officiel", где пишет настоящие экспертные исследования и говорит:

    - Вот. Между мной и Таней Михалковой, - кивает на фотографию повыше, - всего год разницы. А посмотрите. Она совсем молодая барышня, а я совершенно утратила цвет. Фактура осталась, а цвета нет абсолютно.

    И как-то благородно и трогательно:

    - Подобные открытия всегда немного печальны.