Category: путешествия

(no subject)

plyos

(с) Леша Константинов, в шесть утра на Волге, в Плёсе, на Tarkovsky Fest.

В августовском Glamour вышло небольшое интервью и мой рассказ про Нью-Йорк, в августовском журнале "Номер" есть моя статья о герое времени, а в сентябрьском Vogue - большая статья про випассану.

Очень скоро здесь появится расписание примерно 26 ближайших концертов, для которых мы придумали совершенно новую музыку и программу. С собой попробуем прихватить "Осточерчение", которое летом больше недели продержалось на первом месте по продажам в магазине "Москва".

В общем, много новостей.

венеция

юре мачкасову

то, что заставляет покрыться патиной бронзу, медь,
серебро, амальгаму зеркала потемнеть,
от чего у фасадов белых черны подглазья, -
обнимает тебя в венеции, как свою.
смерть страшна и безлика только в моем краю.
здесь она догаресса разнообразья.

всюду ей почёт, всюду она, праздничная, течёт,
восхищенных зевак она тысячами влечёт,
утверждая блеск, что был у нее украден.
объедая сваи, кирпич и камень, и всякий гвоздь,
она держит в руке венецию будто гроздь
золотых виноградин

и дома стоят вдоль канала в одну черту,
как неровные зубы в щербатом рту
старого пропойцы, а мы, как слово веселой брани,
проплываем вдоль оголенной десны, щеки,
молодые жадные самозванцы, временщики,
объективом к открытой ране

вся эта подробная прелесть, к которой глаз не привык,
вся эта старинная нежность, парализующая живых,
вся безмятежность тихая сан-микеле -
лишь о том, что ты не закончишься сразу весь,
что тебя по чуть-чуть убывает сейчас и здесь,
как и мостовой, и вообще истории, еле-еле.

приезжай весной, бери карандаш с мягким грифелем и тетрадь
и садись на набережной пить кофе и умирать,
слушать, как внутри потолочные балки трещат, ветшая,
распадаться на битый мрамор, труху и мел,
наблюдать, как вода отнимает ласково, что имел:
изумрудная, слабая, небольшая.


апрель 2013 года

Тридцать картинок про Тендровскую косу, Пашу, Валюшу, Петю и Косого

Определённо, всё началось с Косы. Я пахала пол-лета, концерт в "Тоннах", на "Нашествии" и в Киеве, закрытие сезона в двух любимых театрах, фестиваль "Движение", два дня по двенадцать часов на сцене, вымоталась, заболела, приехала в Одессу - и ничего не почувствовала. Одесса пахла, переливалась и слепила, а я сидела у друзей дома и пыталась усилием мысли внутри нащупать, где сломано, почему больше ничего не утешает. Фагот позвал на Казантип, я пообещала, засобиралась и начала уже, без радости, рассчитывать маршрут Одесса-Евпатория, как тут выложила из чемодана юбку и спросила себя "обещать обещала, а хочется тебе туда?" - и сотня маленьких человечков с заклеенными ртами внутри меня отрицательно замотала головами. "А куда тебе хочется?" - "В такое безлюдье, какое только возможно". В тот день я пришла в гости к Паше и Валюше, они собирались на Косу и весело обсуждали, каково им там будет четыре дня без связи, водопровода, канализации и крыши над головой; я глубоко вдохнула и произнесла: "Возьмите меня с собой". Паша посмотрел на меня внимательно, позвонил Косому, сказал: "Нам нужна снаряга еще на одного человека. И пакет еды". Косой перезвонил через минуту: "Еды женской или мужской?"

Мы плыли шесть часов на яхте под палящим солнцем, высадились на берег, разбили палатки и - четверо суток кипятили на горелочке чайник, играли в "правду", оборонялись от хищных комаров, не вылезали из моря, прятали от Пети сгущёнку, читали сказки вслух и давили "щипалок" - таких многоногих рогатых тварей, забиравшихся в палатку и чемоданы; никто не звонил, не писал, не трогал, мы не знали времени и дня недели; у меня было время подумать, и я узнала, что вкус к жизни потерян, потому что я большей частью выполняю только обещания и обязательства; есть такое слово "надо" и прочая опасная чушь, которой нас кормила школа; я не то что не успеваю делать то, что хочу - я даже не очень в курсе собственных желаний, сказать по правде. Поэтому летит здоровье и силы кончаются молниеносно. Поэтому не знаешь, как себя напугать, чтобы хоть что-то почувствовать.

Я приняла решение больше никогда не делать того, что я не хочу - из вежливости, из страха обидеть, из неумения отказать, из лени, из трусости, по любой причине. Это потребовало мужества быть раз в десять осознаннее, прекратить врать себе и окружающим, перестать винить кого-нибудь, кроме себя, и научиться говорить "нет". Я выиграла три бесценных приза: я больше не тот человек, кем мне всегда хотелось слыть. У меня есть теперь - впервые за много лет - моя необходимая доза молчания. И - с того дня ни один ещё не прошёл напрасно.











Collapse )
minnie mouse (c) astashka

Figny's Travelling Fleamarket

Завтра днем в Мастерской будет Figny's Travelling Fleamarket, где мы с Юлей Идлис, Диной Боуман-Шоу, Дашей Евграфовой, Леной Каширской, Мариам и Леной Акопян будем чистить карму и опустошать шкафы. Я привезу сумок, ремней, шарфов и всякого разного.

А вечером увидимся в "Практике".

Upd.: Я везу 40 вещей, Юля везет ящик с одеждой и ящик с цацками, девочки наверняка привезут по багажнику. Приходите, будет весело.
hey (c) pavolga

Мауна-Кеа

Мой друг Лева trepang Оборин, человек такой сложной интеллектуальной организации, что непонятно, как ему удалось так хорошо социализироваться, ведет роскошный журнал про стихи alogritmy.livejournal.com, а еще выпустил недавно книжку "Мауна-Кеа", которая вот, сопровождает меня теперь в путешествиях. Нечаянно выучила из нее вот это стихотворение.

самая высокая гора это вовсе не эверест
а стоящая в океане мауна-кеа
американцы там строят макдоналдс на тысячу мест
а шведы строят икеа
но когда пустеют строительные леса
из кратера который недействующий и старый
выбирается как белка из колеса
смуглая девушка с гавайской гитарой


Лева, спасибо. Такое прекрасное.
mouth (c) slovno

8 Tripping Horses, 15 ноября, "Практика"

Collapse )

Мои любимые парни играют завтра в театре "Практика", представляют публике дебютный EP, и это, возможно, единственная причина, по которой я до сих пор в городе.

В Индии у Эда в ноутбуке непрерывно крутилось демо Восьмого, потом 8 Tripping Horses играли в театре весной, и это был на первый взгляд очень самонадеянный концерт: на сцене в меняющемся свете сидит татуированный мальчик с гитарой и поет песни одну за другой, ничего не говорит, не смотрит в зал; потом к нему по одному подключаются ребята из группы; и - это был чистый гипноз, от него никто не отводил глаз, все только и успевали, что шумно выдыхать после очередного номера. Восьмой рок-звезда; в жизни он не понимает, как реагировать на похвалы, говорит по слову в час и не испытывает ни малейшего желания кому-то намеренно нравиться; на сцене от него ощущение, будто он держит тебя обеими руками за ворот, и как хочешь, но ты выслушаешь все, что он решил тебе сказать. Он пел кавер на Nirvana c Волковой на закрытии сезона, и вдруг началось то, за что я больше всего люблю музыку: люди забывают себя. Режиссеры, драматурги, актеры, друзья театра свистели, хлопали и подпевали в голос, как подростки. В моей стране никто не делает такую музыку на таком уровне, и я ужасно горжусь Восьмым: его не хватало. Я буду говорить потом, что была на первых московских концертах 8 Tripping Horses - еще до всех их европейских турне.

Идти обязательно.
fuckyou (c) 4uzhaya

20К

Двадцать тысяч.

Забавно. Это, наверно, круто - ну, если чувствовать по этому поводу еще что-нибудь, кроме тревоги и недоумения. Любые численные, количественные, любые награды вообще - всегда находят тебя только после того, как ты их окончательно перехотел; это закон. Поэтому в них нет ничего интересного. Особенно с тех пор, как реальную жизнь стало жить интереснее виртуальной, и все награды переехали в область путешествий, отношений и редких находок в поиске, который никогда не будет закончен.

Всего поровну: дается, допустим, шанс быть узнанным на улице в Киеве, Перми и в Гоа, но отбирается возможность сказать хоть что-нибудь в простоте - пошутить, пожаловаться, съязвить; можешь уехать в любой момент без обратного билета куда захочешь, но сломанному телефону радоваться будешь как ребенок, потому что ты не знаешь всех этих людей и не можешь понять, чего они от тебя хотят. Какая-то небольшая часть твоей жизни становится непропорционально велика, обязывающа и заваливает набок всю стройную конструкцию. Писал все для себя и десятка своих друзей, а теперь выяснилось, что должен всем, виноват кругом, и никогда уже не отмоешься. Постоянно сталкиваешься с ситуацией, когда у человека с тобой долгие, бурные отношения, а ты сам его впервые видишь; это пугает. Исключения нечасты.

Нашла старый пост на эту тему; всё по-прежнему.