Category: религия

что рассказал шанкар своему другу раджу, когда вернулся домой

иннокентию всеволодовичу


когда я прилетел, раджу, я решил: эти люди живут как боги
сказочные пустые аэропорты, невиданные дороги

целое стекло в окне и фаянсовый унитаз даже в самой простой квартире
счастливы живущие здесь, сказал, как немногие в этом мире

парки их необъятны, раджу, дома у них монолитны
но никто из их обитателей не поет по утрам ни мантры,
ни киртана, ни молитвы

вроде бы никто из них не лентяй, ни один из них не бездельник -
но они ничего не делают, кроме денег:

кроме денег и денег, раджу, как будто они едят их:
только пачки купюр рекламируют на плакатах

представляешь, раджу, ни грязи, ни нищеты, но вот если большая трасса -
то во всю длину вдоль нее щиты, на которых деньги и даже - груды сырого мяса

кроме денег, раджу, как будто чтобы надеть их:
нанимают чужих людей, чтоб заботились об их детях

кроме денег, раджу, но как попадется навстречу нищий или калека -
так глядят, будто он недостоин имени человека

кроме денег, но не для того, раджу, чтоб жене купить на базаре
дорогих украшений или расшитых сари

а пойти и сдать в банк, и соседям служить примером -
и ходить только в сером, и жена чтоб ходила в сером

женщины их холёны, среди старух почти нет колченогих, дряблых
но никто из мужчин не поет для них,
не играет для них на таблах

дети их не умирают от скверной воды, от заразы в сезон дождей или черной пыли,
только я не видел, чтоб они бога благодарили

старики их живут одни, когда их душа покидает тело -
часто не находят ничьей, чтобы проводить ее захотела

самое смешное, раджу, что они нас с тобой жалели:
вы там детям на хлеб наскребаете еле-еле,

спите на циновке, ни разу не были ни в театре, ни на концерте -
люди, что друг другу по телефону желают смерти

я прожил среди них пять дней и сбежал на шестые сутки -
я всерьез опасался, что навсегда поврежусь в рассудке

и моя сангита аж всплеснула руками, как меня увидала:
принесла мне горячих роти и плошку дала

что с тобой, говорит, ты страшнее ракшаса, бледнее всякого европейца,
я аж разрыдался, раджу, надо ж было такого ужаса натерпеться


2 мая 2014 года, самолет москва-сургут

little bit shy (c) slovno

Скороговорочка

Исповедуй зрячесть.
Тренируй живучесть.
Даже если нечисть
Тебя хочет вычесть -
Знать, такая участь.

Обижаться глупость.
Не вставай под лопасть.
Счастье может выпасть
В любую пропасть.

Отойди, где низость.
Пожалей, где узость.
Улыбнись, где злость.
Если будет трезвость,
Что мы только известь
Строить к Богу близость -
Значит, всё срослось.



15 февраля 2013 года, Мумбай

"Мгновения" с Алексом Дубасом

Пожалуй, это первое телеинтервью за год, в котором удалось, наконец, поговорить о сущностном; строго говоря, ничего особенно характеризующего в том, о чем тебя обычно спрашивают, нет, это всегда изнурительные подробности; а тут вдруг Алекс усаживает напротив и спрашивает - ну-ка, кто тебе учителя, какой у тебя Бог, что ты пытаешься сказать, как тебе происходящее. Мы, правда, непринужденно и весело снимали, говорили о том, о чем действительно хотели, и уехали потом в Москву из Пирогово на катере, распевая по пути залихватские песни. Одна из тех редких программ, которую захочется через пять лет посмотреть, чтобы понять, многое ли изменилось и куда все шло. Разве только сидящие в глубоких креслах на экране оказываются сразу без шеи, ну да как это узнаешь, пока не.






профиль (c) astashka

All I Want For Christmas

Милый Санта! Через месяц твои эльфы закроют прием заявок, и мне опять достанутся голимые блокнот, фоторамка и семейный скандал, так что давай-ка мы заранее договоримся о подарке.

Я в этом году, кажется, побила все рекорды добропорядочности, еще немного, и замироточу, это неплохо, Санта, но довольно скоро мне перестанут звонить друзья; спасибо за Индию, старшего брата, айпад, стрижку, Одессу и психотерапевта, все пришлось очень кстати, но я, ты знаешь, давно мечтаю о вот такой игровой приставке.







Заметь, я стараюсь: найти на моей любимой странице в сети три фотографии, где Джонни полностью одет, смотрит в кадр и не тянет при этом в рот узкую женскую ступню с педикюром, было крайне непросто. Я знаю, что ты скажешь: аналоговый, дорого, краткий гарантийный срок, крошечная память, ни usb-портов, ни возможности проапгрейдить, сокрушительная победа дизайна над здравым смыслом; но ты же понимаешь, функциональность это последнее, о чем думаешь в таких случаях. Положить в комнате и любоваться, как он мерно дышит в standby-режиме.

Тощие, скуластые, широкобровые, наглые и чтобы двадцать пять и ямка на подбородке; вкусы, кстати, неизменны с детства: мальчику, который воплощал для меня мечту в девятом классе, в декабре стукнет тридцать девять, он усыновил очаровательных близнецов два года назад и так проникся отцовством, что растил их без нянь; в марте он сделал публичное заявление, что гомосексуалист и счастлив быть тем, кем является; тогда тоже поговаривали, но я не верила, конечно, я была безоглядно влюблена: кассета Vuelve на вечном репите в правой деке музыкального центра, пиратские vhs с записями концертов и клипами на последние сто рублей в ларечке у станции "Арбатская", блокноты, календарики и постеры, сердце пропускает удар, когда слышишь его голос по радио; вот ты смеешься, Санта, а я помню до сих пор, как зовут его родителей и все тексты его песен на испанском, наизусть; вот этим клипом можно было довести меня четырнадцатилетнюю до истерики, и где теперь все мы, Санта, где все это теперь.


Ricky Martin - Perdido Sin Ti
Eduardo

Мне двадцать пять, и я до сих пор не знаю, чего хочу

Дружочек Топор прислал ссылку на видео, которое работает теперь универсальным ответом на очень многие вопросы.



Какой же он красивый был тогда, это же сил нет. Как ему было, интересно, в восьмидесятые, такому красивому, такому исключенному из комсомола и уволенному с работы, такому запрещенному и протестующему? Все уже всерьез, скандал на Тбилисском рок-фестивале, шьют пропаганду гомосексуализма, инцеста и все возможные грехи, система тебя заметила и ненавидит; Ленинградский рок-клуб, Майк Науменко, молодой Цой, группе "Аквариум" девять лет уже, на минуточку, к моменту этой съемки. Первые полуофициальные альбомы, записанные в студии Тропилло, "Мне было бы легче петь", всё такое. Дочери Алисе три года. Где-то же они еще происходят, эти восьмидесятые, в каком-то потерянном часовом поясе. Наивность, фронда и дефицит; очень смешной способ стричься и жуткие квадратные очки на пол-лица. Стационарный телефон, как объяснял вчера Калужский во время спектакля - это обратный мобильному: точно знаешь, куда звонишь, но не знаешь, кто возьмет трубку. Мама как раз инженер на сотню рублей, и наверняка лучше своих фотографий.
в руинах

(no subject)

Я знаю, в каком году он впервые появился на сцене, что он пел на пробах для лейбла, в каких телешоу участвовал в десять лет, сколько раз менялась за карьеру его прическа, когда он сломал нос, когда потребовалась вторая ринопластика, в мюзикле какого года сыграл Страшилу, когда он заболел витилиго, начал светлеть и до каких пор скрывал это, когда познакомился с Квинси Джонсом, на съемках рекламы чего на него упал осветительный прибор и спалил ему затылок, в какую ногу его укусил ядовитый паук и что потом было, когда он купил ранчо и почему назвал его так, все по годам его диски и треклисты этих дисков, сколько раз он был введен в Зал Славы, в каком отеле остановился на первых гастролях в Москве и написал там знаменитую песню, когда познакомился с Лизой Марией, на какой церемонии поцеловал ее прилюдно и что сказал при этом, когда развелся с ней и что она написала на myspace сразу после известия о его смерти, когда познакомился с Маколеем Калкином и почему попросил его быть крестным его детей, сколько заплатил Дебби Роу за отказ от родительских прав, откуда Блэнкет, почему Элизабет Тейлор; я знаю, что он снялся в шести фильмах, из них два документальных о нем самом, и видела эти фильмы; я пересмотрела всю доступную home video хронику про детство Принса и Пэрис, все интервью с Опрой, все интервью Jacksons 5 в голимых шоу для домохозяек семидесятых годов, все его разговоры с полицией, и как полицейские заперли его однажды в туалете на 45 минут и курили вчетвером в дверную щелочку; когда начался некроз тканей, когда его мимика стала окончательно неродной; я знаю год, когда он стал красивым, год, когда перестал навсегда; я знаю, что, вопреки всему, он был счастливым человеком, отличным отцом и - гением; я знаю, что люди смертны, боги тоже, и его смерть сделала для его мифа, над которым он так корпел, не меньше, чем жизнь; со дня его ухода я пару раз в месяц провожу бессонную ночь в ютьюбе, отыскивая все новые и новые куски паззла и все жду, когда он сложится в цельную картину и меня перестанет так колбасить; но колбасит только пуще, и я не понимаю, как справиться с этим: то ли книгу сесть писать про него, то ли раскопать ту первую кассету Bad, которую мне подарили в восемь лет, и стереть ее, то ли придумать себе осознанный сон, где поговорить уже с ним; я даже не знаю толком, что меня так мучает - да, он правда был, вот такой, умудрился сделать вот столько, побыть десятком разных людей с одинаковой улыбкой, умереть до старости от передоза, какой молодец, все как по-писаному; чего подыхать, он лет пятнадцать уже не был тем, от чего так захватывало дух в детстве; но я не могу, не могу, это бред какой-то, голимый Оззи Озборн жив, здравствует и собирается в Москву с гастролями, а его нет, нет навсегда, и я как будто тоже немножко среди тех, кто его травил и предавал; это какая-то почти религиозная история, мне за него больно физически, Лимонов писал о нем колонку в GQ как о последнем святом, и как ни дико это звучит, у него ведь абсолютно мессианская биография - все вершины надо покорить и все ады пройти, чтобы умереть наконец и покоиться с миром; какая-то невероятная статистика по самоубийствам среди его фанатов за прошедший год; все уже, все, Sony заключила контракт с Джексонами на семь лет вперед, в ноябре выйдет диск неизданного, он никуда не делся, мы даже услышим его новые песни; только мы что-то очень важное проебали, пока хихикали над его фотографиями из Бахрейна, что-то безумно важное, и теперь уже никогда не будет шанса ничего поделать с этим.


Eduardo

Анонс

Говорят, завтра в 20.15 по Пятому каналу покажут "Поколение нулевых" Лены Погребижской, в который меня пригласили в качестве одного из героев. Ничего хорошего не приходится ждать от телека, но авторы - друзья, а друзья святое.
mouth (c) slovno

Проще говоря

Бог заключает весь
Мир, оттого Он зрим.
Бог происходит здесь,
Едва мы заговорим.

Бог, как Завет, ветх.
И, как Завет, нов.
Мы - рыжая нить поверх
Белых Его штанов.

Бог - это взаимосвязь.
Мы частность Бога, Его
Случайная ипостась.
И более ничего.



31 января 2010 года, Гоа, Морджим.
mouth (c) slovno

7 лет

Этому журналу семь лет сегодня.

Две с половиной тысячи записей, четырнадцать с половиной тысяч подписчиков.

Пятьдесят семь тысяч комментариев. Было бы под сто, если б не отключала возможность их оставлять.

Представляла ли ты себя, дорогая, отправляя мне шестнадцатилетней из Таллинна ссылочку на страницу и смешной пароль, рукой судьбы? Этот жж должен был называться teenspirit, но ник был занят, и ты решила назвать его словцом, которое сама же для меня и изобрела - когда теперь его произносят, представляя меня публике, стыдно каждый раз, веришь - уже не так стыдно, как раньше, но тем не менее.

Семь лет, мой бог. Только что-то до такой вот степени бесполезное могло занять столько моего времени. Ни разу не получилось бросить, удалить или закрыть журнал навсегда - а хотелось, потому что он дает большой процент искажения; я совсем не то, что в нем написано. И до сих пор, кажется, я не могу четко сформулировать, зачем он мне нужен: раньше он был способом рассказывать друзьям о том, что случается со мной, пока их нет рядом, теперь он для того, чтобы собирать щепочки, которые летят, пока рубят лес; читать через пять лет и думать - а нет, надо же, я уже тогда понимал, что добром это все не закончится.
mouth (c) slovno

Die Young



Куда, интересно, потом из них деваются эти мальчишки, от которых у нас не было никакого противоядия в двенадцать лет - один раз увидеть у друзей на vhs и пропасть навсегда; темные брови, щекотные загривки, нежные шеи, узкие молочные спины в родинках; повадка целоваться, подаваясь вперед всем телом, торопливо и жадно; лукавые глаза, сбитые костяшки пальцев, щетина, редкая и нелепая, никакой тебе вожделенной мужественности; зажигалка благодаря заботливым друзьям исторгает пламя высотой в палец, и, закуривая, можно спалить тебе челку; сигарету носят непременно в углу губ и разговаривают, не вынимая ее изо рта; поют дурными голосами по пьяни у тебя под окнами и совершенно неподражаемо, роскошно смеются - запрокидывают головы, показывают ямочки, обнажают влажные зубы; носят вечно съезжающие джинсы, умеют дуться, подбирая обиженные губы и отворачиваясь; просыпаются горячие и мятые, в длинных заспанных отметинах от простыни и подушки; играют в бильярд и покер, цитируют великих, горячатся, гордятся татуировками и умирают не успеваешь заметить когда; в двадцать четыре еще дети, в тридцать - уже крепкие самоуверенные мужики с вертикальной складкой между бровей, жесткий ворс на груди, невесть откуда взявшийся, выпуклые мыщцы, сытый раскатистый хохоток, пристрастие к рубашкам и дорогим ботинкам, ничего и близко похожего на то, за что ты легко могла отдать полжизни и никогда не пожалеть об этом.

Красивые, красивые, и были, и будут, кто спорит; еще и умные к этому времени, и прямые, и забывают привычку так много и страстно врать по любому поводу; взрослые, да, серьезные, и пахнут смертной скукой. Хочется спросить, зачем они съели того мальчика, с кожей прозрачной, как бумага, который вешал себе на стенку журнальный разворот с какой-нибудь невероятной серебристой машиной - ничего не было слаще, чем смотреть на него, сидящего на парапете над рекой, рассказывающего тебе что-то с сигаретой в углу рта, и чтобы солнце золотило ему волосы и ресницы.