Category: фантастика

Моя Индия

* тут нужно краткое пояснение. в последний день в гоа мы шли по арамбольскому пляжу и увидели, как люди крутят огонь - малайцы, французы, немцы, татуированные, высокие, низкие, полуголые и в шапках, - один факел был воткнут в песок, вокруг него сидели люди, и откуда-то - казалось, что с неба, - раздался звук примерно такой, как если бы Бог пальцем по планете постучал. звезды, факел, прибой, и голый человек в дредах стучит по чему-то, очень напоминающему летающую тарелку. сюрреализм. я его потом нашла в ютьюбе, он на своей летающей тарелке играл даже в концертном зале имени чайковского. тарелка называется hang, человек - davide swarup




Человек на пляже играет при свете факела,
и летающая тарелка между его колен
начинает дышать, звуча.
И дреды его танцуют в такт его пальцам, и все огню подставляют лица,
так его музыка горяча.
А еще перекресток, - машины, коровы, байки, - и рядом крест и алтарь,
и там, в алтаре, свеча.
И как Костя чудесно жмурится, хохоча.
И дорога до Арамболя чуть выше дужки его очков,
и волос, что ветер свивает кольцами, и плеча.
Моя Индия открывается без ключа.

Кто беднее не допускающих перемен,
состоящих из дат, мест жительства и имён?
Всякий раб медицинской, кредитной, визитной карты,
всякий пронумерован и заклеймён.
Всякий заживет, только если выплатит ипотеку,
а ты, - если ты умён, -
Уже понял, что кроме тех, что сейчас, у тебя не было и не будет
лучших времён.

Завтра в это время я буду стоять на сцене,
во многих тысячах километров отсюда,
где теперь медленная среда:
Спят собаки между шезлонгами в два ряда,
мертвого краба вылизывает вода,
А там будет мама, Рыжая,
Дзе, наверно, придет туда,
Я взойду и скажу им, как я боялась вернуться, да,
Обнаружить через неделю, как выцветают в тебе индийские сари, дети,
рассветы, шуточки, города,
как ни остается от них ни камушка, ни следа, -
Только ведь моя Индия из меня не денется никуда.

Моя Индия не закончится никогда.



26 ноября 2008 года, Морджим

Мальчеги


  • Мужчина все же невыносимо волшебен.

    Рассказывал мне про секс вчера:

    - Это ну вот: отношения-отношения-отношения - оазис. Отношения-отношения-отношения - оазис.

    Я люблю его, в частности, за то, что речевой аппарат у него напрямую соединен с подсознанием, минуя все фильтры, барьеры и дамбы - из него периодически вещает космос, это натурально завораживает. Мальчик-марсианская радиоточка. Костя Инин рассказывает, как мужчина однажды покидал под вечер его жилище, задумчиво завязывал шнурки, потом выпрямился и произнес печально:

    Я раньше был задорный хлопчик,
    Таскал девчонок за трусы.
    Пока не отморозил копчик
    В интимной близости часы.

    И все. Прощается, уходит.

    Ну, примерно как про эскалаторную девочку.

    Придумали с ним вчера слово

    уебаннер

    - то есть баннер, купленный за условные единицы.

    Говорит вчера - надо бы постричься, пора уже.

    - Мужчина, ты мне последний месяц говоришь, что надо постричься, и, я подозреваю, еще пару лет говорил до нашей с тобой судьбоносной встречи. Иди постригись. Пацан сказал - пацан сделал.

    - Нееет, - скорбно вытягивает ножку, шевелит пальчиками, - Пацан предположил...

    Может зайти в комнату к Косте, обвести взглядом присутствующих и покачать головой:

    - Ну Фамусов! Сумел гостей созвать. Какие-то уроды с того света.

    Вообще разговаривает причудливой смесью цитат из Хармса, советских мультфильмов и "Кин-дза-дзы".

    Костя: Я вот в Крым поеду, наверно.

    Рус: А я, наверно, в Бородино.

    - Зачем?!!

    - (с достоинством) "Войну и мир" прочел.

    Ему когда пересказываешь его собственные шутки лично или посредством жж, он искренне хохочет и говорит:

    - Как я жгу, а!..

    Иногда ему хочется куда-нибудь в ухо тестово подуть, пошуметь и крикнуть - товарищи марсиане! Как слышно меня, прием? Выражаю большую землянскую благодарность!

    - Надо же, простой мальчик из Стерлитамака!..

    - Опасно недооценивать регионы.

    Ох, действительно.



  • Юзер marea_internum выходит вчера на улицу из Фак-кафе и выдыхает:

    - Погода шепчет...

    Я звоню Косте 4eeseburger Инину и кричу:

    - Костя, Костя, как это целиком звучит: "Погода шепчет? -

    - ... Займи - но выпей!"

    Короткие гудки.



  • Стучусь только что к Бергеру в аську, получаю Collapse )

Пездня

Слушайте, технический прогресс все-таки шокирует меня. Вот полчаса назад взяла у Нино Катамадзе интервью, за четыре секунды слила в комп, и теперь она мне щебечет из колонок, а я сижу расшифровываю. Научная фантастика.

Спасибо тебе, Вася bluzman, за мое счастливое цифровое детство.

Пользуясь случаем, передаю музыкальный привет В связи с чем решила спеть песню, которую АКТроицкий называет "Сям и там". Ну то есть, буквально, фигня эта ваша Элла Фитцджеральд, мне Рабинович по телефону напел. ;))

*на самом деле - колыбельная Эльвире Павловне в далекий город Екабэ*

Вот.

Мелко шинкуя


  • Я: Черт, да он выглядит, как Франкенштейн.

    Катя, щелкая пальцами: Франкенштейн, Франкенштейн, что-то знакомое... Еврей?



  • Мы стоим с Сашей curspring в коридоре, и вокруг пересдачные девочки с распечатками; мимо проносится Петя Тодоровский в модной ушанке и кричит:

    - А где Красовский?

    Мы: В ноль двенадцатой, внизу.

    Петя: Где?

    Я, отгибая край ушанки: В НОЛЬ ДВЕНАДЦАТОЙ, ПЕТЯ!!!

    Петя: Аа! - и убегает.

    Саша, воздевая пальчик:

    - Как... как он похож на этого! На Валерия Тарко... Тодоровского! Так похож!

    - Саша, он его сын.

    - Чего?! Да ладно! Так похож! И очочки такие же!

    (задирая край невидимой ушанки) - Саша, он его СЫН!!!

    Девушки лежат лицами в колени и беззвучно рыдают.

    - Так он же вроде молодой совсем, Валерий-то? А Петя так похож, невероятно!.. Прямо одно лицо!..



  • Какой-то пьяный мужик поздравил Костю П. с 250-летием МГУ, и Костя ходит по факультету с кинематографично подбитым глазом, изумительно гармонирующим, по словам curspring, с моим розово-фиолетовым свитером.

    Привыкнуть к этому трудно, и я стараюсь стоять по здоровую сторону Кости, чтобы не щемило сердце.

    Я: Мне все кажется, что тебя кто-то неудачно накрасил.

    Костя, с ухмылочкой: Нет, просто его рука мне как-то особенно бросилась в глаза.



  • Грациозна. Умна бесстыдно.
    Синеглаза миндалевидно.
    Зарабатывает солидно.
    И - фригидна.
    До слез обидно.

    18 января 2005 года.



  • Так случайно вышло, что в воскресенье я улетаю в Египет до десятого числа. Там не будет сети и тем более кириллической клавиатуры, так что я буду писать бумажный жж, ну может, не такой детсадовский, как два года назад, но планомерно выкладываемый по приезде; у кого ко мне долги, излияния, возлияния, рефераты, съемки для НТВ, книжки, диски, руки и сердца - у вас три дня.

    Кто желает быть отдельно тем самым, чью фотографию я буду показывать настырным арабам в ответ на Where is your boyfriend? - попрошу без очереди.

Культурный обмен

- Господи, такой маленький, а уже иностранец! - кричит Верочка на пороге дома в Слободке, и бросается приставать к английскому подданному Питеру Миллеру, голубоглазому блондину, уроженцу города Кембриджа. Уроженец полуторагодовал и сонно задумчив: зачем громадная тетя вопит что-то на варварском языке и хватает его ладошку, ему решительно непонятно.

- Mummy? - говорит уроженец, и полная милая Фиона в очках и с родинкой над губой отворачивается кормить его грудью.

Collapse )

Фродо-лягушка


  • Утром. Мы со Славкой ездили вчера за фруктами на велосипедах, и у меня кровавые сиреневые синяки вместо коленок, к тому же хвосты по учебе и общий разброд в мыслях.

    - Славка, что ты делаешь, когда тебе плохо?

    - А тебе как плохо?

    - Совсем.

    - Ем обычно.

    Я набрасываю куртку.

    - Я поеду, Славчик. Мне надо в университет.

    Славчик: Не забудь меч и Кольцо исчезновения.

    Уходит на кухню и оттуда кричит:

    - Я нарублю тебе лампасов! Они восстанавливают сто процентов жизни за прием!

    У него во "Властелине колец" специальные хоббитские лепешки называются "лембас", но он кличет их лампасами для удобства.

    - Держи.

    И протягивает два профессионально приготовленных и упакованных сэндвича: один с докторской, другой с брауншвейгской колбасой.

    - Отличное противоорковое средство. И помни - Гэндальф всегда с тобой.

    Я целую его в макушку и захлопываю дверь.

    Внизу, у подъезда, упираюсь лбом в холодную стенку и думаю - Бог мой, не расплакаться бы. Ни один мужчина никогда не заворачивал мне волшебных хоббитских лепешек в университет. Гэндальфских. Противоорковых.

    Настоящих.



  • Инночка, богиня журфака: И между нами искра пробежала... Мимо...



  • Удивительная Таня говорит, что моя лягушко-путешественническая кочевая жизнь - это вовсе не героизм. Что в экстремальных условиях любой дурак растет, развивается и чувствует себя крутым. Что героизм - это уметь работать там, где тинное хлюпающее болото, то есть дома.

    И я подумала - я же просто устала ждать. Пока пустят стрелу, найдут, поцелуют, расколдуют. Дико же скучно.

    Я инициативная лягушка-путешественница. Активистка. Я кочую с рюкзаком и в каждый новый дом вхожу с неизменным -

    - Здрасте! Как? Вы меня разве не поцелуете?..

Назад в будущее

Живу очень по-дворянски, чувствую себя Бедной Настей. Скучаю, изучаю историю Российской империи в занимательном изложении, езжу к дядюшке в родовое гнездо и пью на веранде чай с чабрецом. - Где ты работаешь? - Работаю над собой. Отращиваю ногти, держу очи долу и спину прямо. С любезным другом gradient'ом общаюсь на манер:
- Я тут катаюсь на роликах в месте Вашей предположительной дислокации, сударыня. Жажду лицезреть Вас, прежде чем покину Отчизну во вторник.
- Сударь, не хочу Вас печалить, но я гощу у дяди, навещаю дедовские могилы. А куда изволите ехать на вакации?
- К турецким подданным, сударыня.
- Ах! Шарман!

Люблю Парфенова до сердечных спазмов; "Российскую империю" издадут когда-нибудь как The Holy Bible отечественной тележурналистики. Леонид Геннадиевич для меня - идеал репортера, которым я никогда не стану: с юношеской восторженностью в очах переться на раздолбанном велосипеде по радищевскому маршруту, пускать картинного крестьянна в кадр, забираться в какие-то катакомбы, отсматривать тонны кинопленок и книг в поисках аллюзий и баек, сидеть часами в снегу, чтобы отснять коротенький стенд-ап про то, как дрянно сидеть в снегу и сейчас, и тогда - чтобы потом вырезать восемьдесят процентов, а сердце обливается кровью, такие золотые кадры, Господи, как мы маялись, и все равно ничего не помещается - это все нечеловеческий героизм, мне с моей ленью только сидеть и ахать. Я же помню, я короткий сюжет про драматурга Макса Курочкина делала, так мне было жалко каких-то общих планов спектакля до слез - такие графичные, черт, билась, кромсала, вырезала вкусные реплики. А он - копается в таких алмазных россыпях, и умудряется быть таким немногословным, каждый кадр шлифует ювелирно, до филигранности - корифей, надо бы чувствовать собственное ничтожество все время - а ты хихикаешь гомерически, он же, полутораметровый отважный гений, лезет куда-то с реечками в рост Петра, чтобы показать, куда он не пролезал, только в кровать в Царском Селе не ложится, чтобы продемонстрировать, в какой позе спала императрица-матушка. Люблю его страстно. Преподавал бы на журфаке - бросила все, ушла бы на кафедру телевидения. Была бы ленивым бездарным репортером, но не жалела бы никогда - из серии "А я, внученька, жила при Парфенове!" - "Бабушка, столько не живут!"

У меня, кстати, были семейные "Намедни" - дядя и мама все выходные рассказывали мне о презервативах "Баковка" по три копейки, которых было не достать в семидестятые, о том, как они воровали горох после войны и о том, как однажды маму воткнул головой в сугроб ее старший брат Володя, которого они похоронили месяц назад. Она там торчала и болтала худющими ногами в валенках, а вся улица умирала от хохота. Дядя Сережа, любимый мамин брат, фактически заменивший мне отца, в юности был нецензурно, неописуемо красив - встреться он мне сорок лет назад, это была бы погибель моя. В его сыне, моем брате Илье, метр девяносто семь - когда мне было три года, мне приснилось, что я кричу ему снизу, а он меня не слышит, такой огромный - я пришла к маме и сказала, что вырасту как Илюша, иначе не будет мне счастья. Не дотянула четырнадцать сантиметров. Но зато он меня слышит теперь, кивает - а я люблю его за то, что это единственный мужчина в моей жизни, до которого нужно тянуться, чтобы поцеловать.

Ногти растут быстро, мучительно и слоятся. Никогда в жизни не растила, но нужно менять мир, и начинать как всегда с себя - дальше обычно никогда не хватает сил. Их хочется грызть так, что сводит скулы, приходится красить прозрачным лаком каждый день, и они ужасно смешно стучат по клавиатуре, как собачьи когти по паркету. Но зато можно угрожающе отбивать ритмы по стеклу на столе, и будет - ура! - отчетливо слышно. И еще, если почесать в затылке, слышно такой классический скреб - таким озвучивают мультики, если там кто-то задумывается. Ради этого стоит потерпеть, по-моему.

Осталось перестать материться и выучить французский. По батюшке я Комиссаржевская, в матушке же совершенно царская стать. Еще научиться танцевать менуэт и играть на фортепьяно еще что-нибудь, кроме мелодии из рекламы "Нескафе" и чижика-пыжика.
И писать при этом какие-нибудь ядерные чернушные романы, чтобы наслаждаться контрастом.

У меня все хорошо, кстати. Давно хотела сказать. :)

"Ночной дозор"

Несмотря на торчащие арматурины недоработанного и кривоватого сценария, они умудрились как-то удивительно рассчитать баланс: пафос борьбы, Свет и Тьма, доспехи, Иные и прочие зловещие фантастические замуты - и наши обшарпанные квартиры, Ватутинки, пельмени, старухи, вампир Андрей (Илья свет Лагутенко), водочка, "Горсвет", где они все работают, смешная песня группы Уматурман и Кирилл Клейменов в новостях.

От этого еще жутче, надо сказать. Правдоподобнее. Вышли с Миросом из Киномакс-ГУМа, увидели желтую аварийную машину на Манежке - чуть не умерли. Страшное дело эти вампиры Андреи - именно потому что они Андреи, а не какие-нибудь Воландеморты, и потому что у них до боли знакомые лица, и за ними приезжают на желтых машинах, которых полно в городе по ночам. И тебе не отшутиться, что это где-то в Стране Оз или там в Плоском Мире. Потому что это в Москве, и рядом с бабушкой твоей подруги Маши Арзамасовой, у которой вы как-то пили в Ватутинках, живет Иная, которая себя прокляла.

Они все равно молодцы, хотя там куча недочетов, хотя бы эти воины, дерущиеся на фоне неоновой вывески МТС или Гоша Куценко, вещающий про "Хороший вкус, хорошее начало" - впрочем, и это больше смешно, чем противно. Кино грамотно, продуманно, прицельно дает по башке, и приятно, что оно научилось просто давать по башке, а не только валить отечественного зрителя в тяжелую, трясинную рефлексию, отравлять его всякими психологическими драмами, выбивать из него слезы лирическими комедиями, купать его в родимых комплексах и бедах и вечно смаковать русскую избранность и тоску.

Мы стали гуманнее и зрелищнее.

Мы теперь Иные.

upd: И, кстати, приятно сразу по приходу из кино написать рецензию, а потом полезть на всяческие афиши.ру и коммерсанты.ру и обнаружить, что маститые кинокритики с брюшком думают слово в слово как ты. Ощущение, будто твоему тщеславию погладили за ухом.
upd: Торик отлично высказался.
  • Current Music
    Уматурман - Ночной Дозор, скачала с сайта